Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Окна

Автор - Alena_Nekrasova. Это цитата этого сообщения
Окна

В деревне оставалось не более десятка жителей. Все старики пенсионеры оставшиеся доживать свой век на родной земле. Одним из таких жителей был и Степан Игнатьевич. Жена Степана умерла лет пять тому назад, не выдержало сердце. Дочь уехала в город и того раньше. Сначала на учебу, а после и вовсе осталась там. Вышла замуж, родила двоих сыновей и уже успела обзавестись внуками.
А Степан все по прежнему ходил к колодцу каждое утро, колол дрова для печи, ухаживал за огородом и помогал ближайшей соседке, чрез три опустевшие избы, Никитишне. Но года брали свое и Степану был все трудней управляться самому. Когда стало совсем тяжко он предложил соседке переехать к нему, благо пустующих комнат хватало. Никитишна поначалу отказывалась, все больше ради приличия. Она прекрасно понимала, что так им обоим будет куда проще. Но на радость приезжавшим раз в неделю фельдшеру и почтальону все же согласилась.
С переездом соседки в избе Степана вновь запахло пирогами, и заблестели давно не мытые окна. Навещавшая его дочь возмущалась беспечностью отца.
-Ну вот зачем оно тебе сдалось? Переехал бы уже в город к нам, а ты все за свою деревню цепляешься. Еще и Никитишну к себе перетащил, на старости лет. Что седина в бороду, бес в ребро?
- Дура ты Оксанка, - беззлобно отвечал Степан. - У меня то и ноги уже ели ходят, а ты о бесах. Нам старикам друг за друга держаться надо, так свою недолгую доживать проще. А Никитишна считай твоя тетка. Бабка то твоя Вера, да ты ее и не помнишь поди, к себе ее взяла, когда та осиротела. А родному человеку, так вообще, грех не помочь.
Пристыженная дочь продолжала ворчать, грозилась что перестанет ездить в эти дебри, но все равно как по часам приезжала к отцу два раза в месяц. Внуки и правнуки бывали у Степана куда реже. У них своя жизнь, городская, вечно куда то бегущая и опаздывающая. А Степану и здесь, в его старой, родной деревеньке было хорошо. Вот только обидно было наблюдать как покосилась старая часовенка, как зарастают бурьяном давно не хоженые тропинки, да гаснут очередные окна.
Так давеча почил еще один обитатель деревни. Ветеран Иван Федорович. Прожил он сотню годков, может и дольше бы протянул, но под конец у Ивана отказали ноги. А забрать в город и ухаживать за ним было некому. Детей в живых не осталось, а внуки перебравшись в Москву давно позабыли деда. Так и хоронили Федоровича всей деревней, точней тем что от нее осталось.
Еще через полгода померла и Никитишна. Ее внуки, исправно навещавшие бабушку и благодарившие Степана за помощь, забрали хоронить в город. Да и Степан стал все чаще подумывать о том что бы перебраться к дочери. Сам он уже с трудом добирался до колодца, забросил огород, а дрова, как мог, колол зять. И вот на очередной уговор Оксаны, отец согласился.
Жизнь в городе, для Степана была мукой. Он редко выходил на улицу. Трудно было спускаться пять этажей, а подняться сам он и вовсе не мог. От кресла старик отказался на отрез и довольствовался видом с балкона. Освоить новомодную технику Степану тоже было не по силам.Каждый раз прося дочь налить ему чаю он чувствовал себя обузой. Оксана ругала отца за такие мысли, но Степан все равно стеснялся лишний раз о чем то просить.
А еще Степана мучили дурные сны. Каждую ночь ему снилось, как умирает живая и цветущей деревеньке ,как рушится старенькая часовня, как один за другим гаснут окна окрестных домов, как темнота подбирается и к его избушке. После той ночи когда потухло и его окно Степан больше не проснулся.
Хоронили Степана как он и просил на деревенском погосте. Оксана украдкой стирала набежавшие на глаза слезы. Она еще долго корила себя за то, что не смогла уговорить отца о переезде раньше, хотя и знала что город буквально душил его. Но там были условия и лечение. А что могла предложить старику вымирающая деревушка куда и фельдшер то приезжал через раз. Внуки горевали по деду в разы меньше.А правнукам и вовсе было все равно, у них и своих проблем хватало. Всю изнурительную поездку к черту на куличики они проторчали в телефонах, а по приезду, когда связь стала работать с перебоями, с нетерпением ждали когда уедут обратно.
Оксана не винила внуков. Они, дети бетонных джунглей, вряд ли когда то смогут понять, каково это, приезжать в родную деревню, где в детстве бегал со сверстниками на речку или в лес и видеть опустевшие дворы и полуразвалившиеся домики. Женщина шла по улице а на нее смотрели пустые глазницы избушек, они словно укоризненно шепчут ей в след: "Не выдержала, не смогла, сбежала."
-Не смогла, - согласилась с ними Оксана последний раз окидывая родную деревню и садясь на пассажирское сиденье новой иномарки. Теперь и ей будет сниться развалившаяся часовня и одни за другим потухнувшие окна.



Серия сообщений "самиздат":





Серия сообщений "Книжное":





Серия сообщений "Родительский день":



Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments