Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

"Быть женщиной можно по разному". История суфражизма.

Автор - INSTITYTKA. Это цитата этого сообщения
"Быть женщиной можно по разному". История суфражизма.

Поздравляю всех женщин с весенним праздником. Всё-таки 8 Марта не только женский день, но и праздник прихода Весны. Передаю всем свой скромный букетик весенних цветов из мимозы и тюльпанов. Политическая составляющая Международного женского дня сейчас не так актуальна, как в начале 20 века, когда суфражистки выходили на шествия за предоставление избирательных ( а сейчас на выборы многие вообще не ходят) и других прав женщинам. Поэтому свой пост посвящаю суфражисткам - тем самым смелым британским дамам первой четверти 20 века, которые отчаянно боролись за права женщин, причем не всегда законными методами. 
Мой видеоролик о краткой истории суфражизма с использованием кадров из фильма "Мэри Поппинс" (США, 1964), где одна из главных героинь - миссис Бэнкс участвовала в акциях суфражисток. В картине звучит "Марш суфражисток". 

 



 

Мне очень повезло, что за несколько дней до 8 Марта мне встретилась новая интереснейшая книга - роман Салли Николс  "На что способна умница" о судьбах молодых британок-суфражисток. 

"Оказывается, быть женщиной можно по-разному. Например, как мама — с ее младенцами, домашними хлопотами и грубоватыми ласками. Или как работницы со снарядного завода: с папильотками, губной помадой, свиданиями за углом, подальше от глаз хозяйки пансиона. Или как суфражистки"

Как пояснила автор:  "Название книги — дань уважения пособию «301 дело, на которое способна умница», изданному в 1914 году и рассказывающему сообразительным девушкам, в числе прочих вещей, как изготовить театральные декорации, светокопировальный стол или кремировать себя заживо в качестве рождественского развлечения. Надеюсь, ее авторы одобрили бы то, чем были заняты мои умницы"

 

 

 

Начало организованного движения женщин за равноправие принято отсчитывать с XIX века. Особенно ярко оно проявилось в Великобритании, стране с жёсткой классовой системой. Здесь суфражизм (от англ. suffrage — «право голоса») стал ещё одним ответвлением борьбы за демократизацию прав.

К началу ХХ суфражизм раскололся на два направления: «радикальное» и «умеренное». Самыми заметными деятелями «радикального» толка стала семья Пэнкхёрст: Эммелин и две её дочери — Кристабель и Сильвия. В 1905 году они основали Женский социально-политический союз (WSPU).

 

Эммелина Панкхерст. Лидер английских суфражисток 1913 г.

 

Суфражистки сделали своими основными цветами фиолетовый (обозначал преданность и достоинство), белый (чистота) и зелёный (надежда). Они активно использовались во всей суфражисткой «продукции»: лентах, сумках, украшениях, значках всех видов, шляпах, одежде, обуви и даже нижнем белье. Опрятный внешний вид активисток и простая комбинация цветов помогли шире распространять идеи суфражисток — любая женщина могла продемонстрировать симпатию движению, надев трёхцветную брошь или ленту.

 

Примеры суфражистских сувениров

 

Художник-колорист Том Маршалл раскрасил редкие снимки суфражисток начала 20-го века. Серия колоризированных фото знаменует собой столетие завоевания британскими женщинами избирательного права 6 февраля 1918 года. Суфражистки выступали за предоставление женщинам избирательных прав, а также против дискриминации женщин в политической и экономической жизни. Само движение получило распространение в конце XIX — начале XX веков в Великобритании и США.


Арест Эммелины Панкхерст, лидера английских суфражисток, на демонстрации, устроенной у Букингемского дворца, 1914 год. Группа суфражисток стояла у ворот дворца и требовала у короля Георга V предоставления избирательного права. 

 

 

Справа - Кристабель Панкхерст, дочь Эммелины Панкхерст и соучредительница Женского общественно-политического союза (WSPU), с Энни Кини (слева), одной из участниц движения, с плакатом "Выборы для женщин". 


Суфражистка Мейбл Каппер в Лондоне, 1912 год. За шесть лет участия в WSPU, Каппер была заключена в тюрьму шесть раз, объявляла голодовку, а также стала одной из первых суфражисток, подвергшихся принудительному кормлению. 


 Семья: Эммелина Панкхерст (слева) с дочерьми Кристабель и Сильвией, 1911 год. Эммелина была соучредителем WSPU с Кристабель, но Сильвия была исключена в 1914 году после того, как у нее начались разногласия с группой.

 

 В заключении поста несколько цитат из книги Салли Николс "На что способна умница" , иллюстрирующих движение суфражисток.

"Совсем крошкой, пяти или шести лет, Мэй старательно наклеивала марки на конверты в помощь делу суфражисток, подолгу просиживая в помещении Международного альянса за избирательные права женщин. Ее семилетнюю, в белом батистовом платьице и с плакатом «За домашний очаг», сфотографировали возле Букингемского дворца. В возрасте десяти лет она познакомилась с Гербертом Уэллсом, пожала ему руку и с живым интересом спросила, действительно ли он считает, что на Марсе есть люди".

"А сейчас миссис Торнтон продолжала читать письмо и хмуриться.

— Дорогая, тебе очень хочется побывать сегодня вечером у Альберт-холла? — спросила она. — Потому что я бы лучше послушала Сильвию Панкхёрст. Что скажешь? Ты не против?

Мэй удивленно отвлеклась от своего завтрака. Они с матерью принадлежали к суфражисткам, но не воинствующим, добивались права голоса, но не прибегали ради этой цели к насильственным методам. Воинствующие суфражистки, или «суфражетки», как их называли, били камнями окна, резали картины в Национальной галерее, взрывали бутылки с зажигательной смесью в пустых домах. Миссис Торнтон считала, что подобные действия вредят кампании в целом — кому захочется, чтобы его причисляли к этим буйнопомешанным особам? Она предпочитала действовать такими мирными средствами, как петиции, марши и статьи в прессе. Суфражетки презрительно относились к таким женщинам, как миссис Торнтон, указывая, что все эти методы почти безуспешно применялись в течение сорока лет, пока в борьбу не включилась Эммелин Панкхёрст. Сильвия Панкхёрст, дочь Эммелин, была социалисткой. Она жила неподалеку от дома Торнтонов и руководила суфражистским движением женщин Ист-Энда".

"Мисс Сильвия Панкхёрст выступала в общественных купальнях Бау. Событие было далеко не рядовое. Неделей раньше мисс Панкхёрст выпустили из тюрьмы, чтобы она оправилась от последствий голодовки. Срок ее временного освобождения уже истек, арестовать ее могли в любой момент, и это придавало всему предприятию особую дерзость.

Купальни Бау были переполнены. Обнародовали список суфражистских ораторов, в толпе распространялись слухи о мисс Панкхёрст. Придет ли она? Снаружи у купален дежурила конная полиция, наблюдая за всеми участницами. Если она и вправду придет, ее арестуют снова.

Аудиторию составили в основном женщины — преимущественно представительницы рабочего класса из Ист-Энда. Другая девочка застеснялась бы, но Мэй излишней застенчивостью не страдала. Ощутимо пахло потом и человеческим телом. Повсюду перешептывались слушательницы:

— Так она придет?

— Не придет. Ее только на прошлой неделе выпустили.

— Все равно придет. Как всегда.

— А она здесь, вы не знаете?

— Если здесь, мы наготове.

Все и впрямь были наготове. Женщина, которая произнесла эти слова, многозначительно стукнула своей тростью об пол, и Мэй с изумлением вдруг поняла, что это не просто трость, а крепкая деревянная дубинка. И у стоящей позади нее женщины была такая же. В сердце Мэй шевельнулось что-то отдаленно похожее на страх, но потом она поняла, что душевление. Она толкнула мать и указала на трости.

"И она бросила сестрам значки — круглые, эмалевые, раскрашенные в цвета Женского социально-политического союза миссис Эммелин Панкхёрст: зеленый, белый и фиолетовый. Надпись на них требовала «Голоса женщинам». — Только, ради всего святого, прячьте их от мамы с папой.

— Кто там был? — допытывалась Кезия, не выпуская из рук значка. Бунтарская метка! — Миссис Панкхёрст была?

— Вполне могла быть, — ответил Тедди. — Там же собрались сотни человек.

— Одни женщины?

— Нет, и мужчины тоже. Но ораторами были только женщины. Выступала одна леди — ну, пожалуй, на самом деле не леди, — которая работала на фабрике, и она рассказывала, как это тяжело и как все фабричные девушки хотят голосовать. Было ужасно интересно. Была еще другая, из Вайоминга, — ну, в Америке, где уже есть избирательное право, — и она объясняла, что это им дает.

— А что такое «избирательное право»? — спросила Хетти.

— Когда можно голосовать, глупая, — сказала Кезия. — А ты записала свое имя, чтобы тебя посадили в тюрьму?

— Некуда было, — задумчиво объяснила Ивлин. — «Тюремный список» не вывесили. Но мы подписали петицию. А еще я выписала газету «Голоса женщинам», только приносить ее будут не к нам, а к Тедди, потому что скандалы мне не нужны".

 

"На следующий день Нелл, зажав в руке объявление, отправилась к суфражисткам на Роумен-роуд и рассказала женщинам о матери. Слушательниц было двое: одна из «благородных», другая — с виду простая женщина из Ист-Энда, как мать Нелл. Они расспросили Нелл и сказали, что будут приводить ее случай в пример, проводя кампанию против каторжного труда.

— Но нельзя же совсем запретить «потогонки», — возразила Нелл. — Или можно?..

— Конечно, можно, — решительно заявила суфражистка. — Вот увидишь.

И она протянула Нелл листовку со сведениями про местные митинги и адресом клуба юных суфражисток.

Неделю спустя к ним домой пришла женщина с заказом на пошив для социалистической организации. Миссис Суонкотт расплакалась, мистер Суонкотт пожал гостье руку и заявил, что всегда считал: женщины способны управлять страной получше мистера Асквита. Права голоса не имел и сам мистер Суонкотт: для этого ему требовалось владеть землей стоимостью не меньше десяти фунтов стерлингов или вносить десять фунтов арендной платы в год. Мисс Панкхёрст нашла в его лице большого поклонника.

— Чертовски хорошую работу вы делаете, леди! — воскликнул он, уговорил гостью выпить чашку чаю и открыл для нее жестянку со сгущенным молоком.

На следующей неделе Нелл появилась в клубе юных суфражисток и провела потрясающий вечер, слушая доводы в пользу избирательного права для женщин и делая плакаты из старых простыней. Через неделю она уже помогала раздавать листовки, пока леди с суфражисткой розеткой, стоя на ящике из-под мыла, убеждала прохожих в том, что женщинам должны платить за труд столько же, сколько и мужчинам. Все происходящее казалось Нелл замечательным. С тех пор она стала суфражисткой".

 

"Местный суфражистский кружок, в который входила Ивлин, проводил собрания каждый вечер четверга. Ивлин побывала всего на одном из них и сочла кружок унылым; как на самом нудном из заседаний какого-нибудь дамского комитета, мелкие подробности и организационные моменты, а также распределение скучной работы вроде продажи газет, обязанностей в штабе и раздачи листовок интересовали участников гораздо больше, чем порча картин в Национальной галерее и взрывание бутылок с зажигательной смесью. Ивлин надеялась ощутить революционерский дух, а попала словно, к несказанному облегчению Тедди, в оргкомитет христианского Союза матерей.

Однако она согласилась взять на себя продажу «Суфражистки».

 

Салли Николс — родилась в Англии и с детства мечтала стать писательницей. После школы она отправилась путешествовать: работала в «Красном кресте» в Японии, побывала в Австралии и Новой Зеландии. А после возвращения в Англию получила степень в области философии и литературы, а затем окончила магистратуру по писательскому мастерству. Сейчас Салли Николс живет в Оксфорде и посвящает всё своё время написанию романов.

 


Источники

https://fishki.net/2505634-anglijskie-sufrazhistki...014842887243%2C175974901345556 © Fishki.net

https://zen.yandex.ru/media/vatnikstan/cveta-sufra...hh-vv-5e6388716b5fab5c52b6a840

https://www.mann-ivanov-ferber.ru/books/na-chto-sposobna-umnica/

Серия сообщений "История Великобритании":

Серия сообщений "8-е марта и День Матери":

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments