Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

Гибель крейсера "Паллада"

Автор - officersha. Это цитата этого сообщения
Крейсера "Паллада" и немецкая подлодка U-26

Гибель крейсера "Паллада"

28 сентября / 11 октября 1914 года торпедированный немецкой подводной лодкой затонул броненосный крейсер Российского Императорского флата «Паллада».

Вместе с крейсером погибла и вся команда. Гибель «Паллады» стала первой крупной потерей Русского флота в Первой мировой войне.

Броненосный крейсер «Паллада» был спущен на воду в 1906 году. Название свое он получил в честь одноименного русского крейсера потопленного японцами в 1904 году. Называя крейсер тем же именем, вряд ли кто мог тогда предположить, что ровно через 10 лет он повторит судьбу своего предшественника...

Гибель корабля всегда трагедия, особенно, если весь его экипаж в шесть сотен душ обрел обрел свою могилу в водах Финского залива.

WAB_10032010

В самом начале Первой мировой войны крейсер «Паллада» отличился тем, что 26 августа 1914 года совместно с крейсером «Богатырь» захватил сигнальную книгу с германского легкого крейсера «Магдебург», севшего на мель вблизи острова Осмуссаар в Финском заливе. Этот ценный трофей, переданный британскому Адмиралтейству, сыграл решающую роль в расшифровке военно-морского кода Германии, что стало крупным успехом союзников.
 
Но уже через месяц немцам удалось поквитаться с «Палладой». Произошло это следующим образом. 
 
Причиной гибели славного крейсера стала торпеда, выпущенная с немецкой подлодки U26 капитан-лейтенанта барона Эгельвольфа фон Беркхайма, ставшего известным благодаря атакам русских кораблей.
 
Эгельвольф фон Беркхайм был представителем аристократических слоев кайзеровской Германии, так сказать голубая кровь и белая кость. Он родился 2 июля 1881 года в Берлине.
 
На каких кораблях и в каких подразделениях служил фон Беркхайм до войны не известно, так же не известно, когда он перешел на подплав. Подводные лодки на тот момент были абсолютно неизвестным оружием, которые еще даже не имели точной концепции их использования. Помимо всего прочего, первые лодки были далеки от технического совершенства, поэтому туда шли служить люди, вне всякого сомнения, мужественные и верящие в перспективу службы на подплаве.
 
Командиром подлодки фон Беркхайм стал 1 августа 1914, когда получил под свою руку большую дизельную лодку типа U23. Тактический номер его лодки был U26. Для сравнения, лодки этого типа были схожи по характеристикам с типом VIIC, появившимся спустя 20 лет. Водоизмещение лодки под 700 тонн, длина 65 метров, скорость 16 узлов, два носовых ТА и два кормовых, запас торпед 6 штук, палубное 105-мм орудие и экипаж 35 человек.
 
Bad_U26__archive_770x500
 
С началом войны лодка фон Беркхайма действовала на Балтике. 11 октября 1914 года стал для экипажа U26
днем блестящего успеха,
а для Балтфлота черным днем трагедии.
 
 
О том, как это было, дадут представление выдержки из рассказа «Гибель крейсера “Паллада” 28 сентября 1914 года» 
 
командира подводной лодки "Окунь" В.А. Меркушова:

Книга - "Записки подводника" -  написана одним из первых русских офицеров-подводников —
Василием Александровичем Меркушовым, начавшим службу на подводной лодке в апреле 1905 года.
 
Броненосный крейсер «Паллада»
 
 
 
"Вскоре после обеденного перерыва по Адмиралтейскому бассейну, где стоял «Окунь», разнеслась ужасная весть о гибели крейсера «Паллада», взорванного германской подводной лодкой в Финском заливе. Новость эта потрясла всех, причём некоторые бросились в гавань в надежде узнать подробности от случайно уцелевших или раненых, когда их доставят на пристань, но таковых не оказалось...
 
Впоследствии, из разговоров с офицерами крейсера «Баян» и других судов, бывших свидетелями взрыва крейсера «Паллада», выяснилось следующее.
 
Несмотря на грозное предупреждение в виде неудачной атаки «Адмирала Макарова» германской подводной лодкой, на следующее утро, 28 сентября/11 октября, крейсера «Паллада» и «Баян», предшествуемые миноносцем «Стройный», вышли с рейда Эрэ в дозор в устье Финского залива. Первая бригада крейсеров кончила свое дежурство, и оба корабля шли теперь в последнее крейсерство (с. 262).
 
12 ч. 14 м. Вахтенный начальник «Баяна» лейтенант Селянин заметил у обоих бортов впереди идущей «Паллады» три вспышки как бы от взрыва трёх мин. Вслед за этим взвились клубы бурого дыма, смешанного с паром, и поднялись столбы воды, скрывшие несчастный корабль от посторонних взоров. Раздался страшнейший взрыв. Вероятно, мина с германской подводной лодки попала в бомбовые погреба или в минный погреб, которые сдетонировали — одновременно с ними взорвались бывшие под парами восемнадцать котлов, что и послужило причиной мгновенной гибели крейсера.
 
Вахтенный начальник немедленно застопорил машины «Баяна» и пробил боевую тревогу, а взбежавший на мостик командир дал полный задний ход. Через полторы-две минуты дым приподнялся от воды, и на месте крейсера «Паллада» водоизмещением 7835 тонн, вооружённого двумя 8-дюймовыми, восемью 6-дюймовыми и двадцатью двумя 75-мм орудиями, плавали какие-то мелкие обломки, и не было видно ни одного человека...
 
Зрелище было настолько потрясающим, что офицеры и команда «Баяна», выскочившие на верхнюю палубу прямо из-за обеденных столов, как бы застыли на своих местах, причём судовой врач тут же впал в тихое помешательство (доктор был списан на берег и понемногу поправился).
 
Высота столба воды, пара и дыма, по определению с крейсера «Аврора», равнялась 3000 футов (914,4 м), вершина же его относилась ветром несколько в сторону, образуя гигантскую букву «Г». Дым продержался в воздухе около семи минут и был виден с разных судов и береговых постов на расстоянии до тридцати миль...
 
Вот как рассказывает об этом ревизор крейсера «Баян» лейтенант Лемишевский, только в полдень сменившийся с вахты и спустившийся в каюту, чтобы переодеться.
 
«Не успел я это сделать, как услышал звуки как бы от пистолетного выстрела. Надевая на ходу китель и бинокль, выскочил на верхнюю палубу. Передо мной стоял столб дыма бурого цвета, смешанного с паром. Когда дым приподнялся, на месте «Паллады» никого не оказалось.
 
В этот момент «Баян» находился в 1–1,5 кабельтова от места гибели. В бинокль были видны летающие фуражки, бумажки и разная мелочь. Крейсер остановился и медленно двинулся назад... (с. 263–264).
 
Было 12 ч. 17 м. дня. Трудно передать, что пережито в эти две минуты, но только ни страха, ни паники на «Баяне» не было. Командир, видя, что на поверхности воды не плавает ни одного человека, и памятуя о гибели при таких же обстоятельствах трех английских крейсеров в Северном море, шлюпок не спускал и продолжал идти задним ходом, чтобы отойти от опасного места.
 
В 12 ч. 24 м., когда все еще стояли на своих постах, с кормового мостика передали: «Мина! Подводная лодка с кормы!» Командир дал полный ход вперед и положил лево на борт. Одновременно артиллерия всего правого борта и всех калибров открыла огонь по следу. Грохот стоял в течение десяти минут.
 
В 12 ч. 41 м. «Баян» направился в Ревель, через десять минут подошел миноносец «Резвый», а еще через десять минут — «Новик». Первого послали на место гибели «Паллады», а второго оставили при себе для конвоирования.
 
Несмотря на поиски «Резвого» и присоединившихся вскоре к нему тральщиков №216 и №219, а с 15 ч. 18 м. — и «Новика», ни одного человека найдено не было.
 
Плавали только пробка от коек и спасательных поясов и какие-то деревянные части, разломанные на мельчайшие куски.
 
В вахтенном журнале «Баяна» записано: «12 ч. 14 м. Крейсер «Паллада» взорвался. «Паллада» была сразу объята огнем и дымом, которые закрыли весь крейсер с мачтами.
 
Когда дым рассеялся, «Баян» был от места взрыва в 1,5–2 кабельтовых. На поверхности ничего не видно. Застопорили машины.
 
Место: широта 59 град. 36,5 мин. нордовая, долгота 22 град. 46 мин. остовая. В момент взрыва расстояние между кораблями было 7 кабельтовых». [264]
 
Получив донесение о гибели крейсера, командующий Балтийским флотом немедленно выслал в море все свободные миноносцы, которые в течение двух дней подряд обшаривали устье Финского залива, но германской лодки так и не видели.
 
Из официального германского издания «Война на Балтийском море», том первый, узнаем следующее. «Подводная лодка U-26 в 10 ч. 30 м. утра усмотрела оба наших крейсера на курсе ост и, выйдя на линию их курса, пошла навстречу курсом вест. Во время атаки справа от лодки, в 10–20 кабельтовых, прошел тем же курсом большой русский миноносец. Сближение шло быстро. Вскоре после 11 часов подводная лодка, находясь в 20–30 кабельтовых от головного крейсера и идя малым ходом, повернула вправо, чтобы выстрелить из кормового минного аппарата. Скорость хода крейсеров считали в 15 узлов. В 11 ч. 10 м. дан выстрел по головному четырехтрубному крейсеру с расстояния 530 м. Мина попала прямо в середину крейсера. Командир У-26 видел в перископ падение дымовых труб, после чего должен быть уйти на 20 метров, т. к. был обстрелян сопровождавшим крейсер миноносцем. По этой же причине он не мог атаковать второй крейсер. U-26 не успела прийти на указанную глубину, как в воде стали слышны глухие удары, по-видимому, результаты залпов второго крейсера. Через 20 минут полного хода курсом вест U-26 подняла перископ и увидела на месте взрыва несколько миноносцев. В 13 ч. 30 м. командир пошел к месту прежней стоянки, но в 14 ч. увидел в перископ большое число русских миноносцев, шедших на лодку, планомерно обыскивая пространство, потому предпочел поскорее уйти из Финского залива. В 17 ч. 30 м. всплыли, но, увидев вблизи три русских миноносца, снова погрузились и в ночь на 29 сентября вышли из Финского залива».
 
Как известно, ни одного миноносца при наших кораблях, к сожалению, не было (за недостатком их), «Баян» же, по свидетельству лейтенанта Лемишевского, открыл огонь через десять минут после взрыва «Паллады».
 
Таким образом, слышанные на германской подводной лодке глухие удары, принятые за разрывы снарядов, на самом деле были не что иное, как град больших и малых обломков  несчастного корабля, падавших вокруг U-26, а также ряд отдельных, последовательных взрывов внутри тонувшей «Паллады». Ввиду небольшого расстояния между противниками — около 3 кабельтовых — эффект столь страшного взрыва должен был быть на подводной лодке очень велик, потому-то ее командир дал полный ход, ушел на глубину 20 метров и не показывался на поверхность в течение двадцати минут. Хотя в своем официальном описании войны на море немцы часто не останавливаются перед искажением истины, похоже на то, что они говорят правду, и «Баян» не был атакован, ибо лодке было не до него. Если это так, то мина, виденная многими из личного состава крейсера и шедшая на него с кормы, вероятно, явилась следствием массовой галлюцинации, что при всем только что пережитом вполне понятно и естественно.
 
Спасать было некого, ибо на месте гибели не плавало не только ни одного живого человека, но и ни одного трупа.
 
Объясняется это тем, что весь личный состав, кроме вахтенного отделения, в момент взрыва мины обедал во внутренних помещениях корабля и не успел выскочить на верхнюю палубу.
 
Через несколько дней у острова Кокшер нашли поднявшийся из пучины судовой образ крейсера «Паллада» — Спаса Нерукотворного, ко всеобщему изумлению, не имевший на себе не только никаких повреждений, но даже царапин.
 
Образ передали храму Спаса на водах в Петрограде, сооруженному в память моряков, погибших в войну 1904–1905 годов.
 
8/21 октября 1914 года в районе Ганге к берегу прибило тело старшего артиллерийского офицера «Паллады» лейтенанта Л. А. Гаврилова, оказавшееся привязанным к какому-то дереву и без сапог. Когда он успел снять сапоги, достать дерево и привязать себя к нему, навсегда осталось загадкой.
 
Это был единственный труп, выброшенный морем, из всего личного состава корабля в 25 офицеров и 572 человека команды...(с)
 
Эффект, произведённый гибелью «Паллады», получился потрясающий. Иронического отношения к подводным лодкам как не бывало. Как же это случилось? — говорили все. Как же обезопасить корабли от атак подводных лодок? Как быть? Вот постоянные темы разговоров в кают-компаниях.
 
Паники не было, но настроение духа весьма подавленное. <…>"
 
Крейсер «Паллада», затонувший со всем своим личным составом.
1. Командир крейсера «Паллада», капитан 1-го ранга С. Р. Магнус; 2. Капитан 1-го ранга А. А. Дешевов; 3. Подполковник военно-морского судебного ведомства С. И. Сикорский; 4. Лейтенант Л. А. Гаврилов 2-й; 5. Лейтенант Ю. К. Быков 3-й; 6. Лейтенант К. С. Бутомо; 7. Лейтенант А. И. Студницкий; 8. Мичман Н. А. Коленда; 9. Мичман Г. Г. Цывинский; 10. Младший врач Г. Г. Сильверсван; 11. Корабельный гардемарин Н. Е. Свешников; 12. Мичман Л. М. Издебский
 
 
Среди погибших был и командир «Паллады» - капитан 1-го ранга Сергей Рейнгольдович Магнус (1871-1914).
По словам В.А.Меркушова, он «был одним из образованнейших офицеров нашего флота, отличившийся в Порт-Артуре в должности минного офицера броненосца "Победа"». «К началу новой войны 43-летнего Сергея Магнуса с полным основанием можно называть морским волком, - пишет биограф капитана Ю.Д.Горбунцов. - За плечами - 27 лет флотской службы. У него восемь орденов (причем четыре получено за Порт-Артур), включая два иностранных. Один из них, Священного Сокровища, пожаловали в 1911 г. японцы, которые теперь войдут в военную коалицию с Россией. Второй, офицерский крест Почетного легиона, вручили в июне 1914-го французы». С 1907 по 1912 г. капитан Магнус командовал отрядами подводных лодок и лишь в январе 1913 г. вступил в командование крейсером. «Таким образом, - констатировал Меркушов, - первой жертвой подводных лодок на Балтийском театре оказался корабль под командой офицера подводного плавания...». Причем, за два месяца до войны «Палладу» прикомандировали к бригаде подлодок Балтийского флота для отработки торпедных стрельб. На учениях подлодка «Акула» «потопила» крейсер, пустив все три торпеды точно в цель, что произвело на командира «Паллады» сильное впечатление, и он несколько дней, по воспоминаниям очевидцев, ходил «сам не свой».
 
 
 
 
В Германии потопление «Паллады» вызвало бурное ликование. Гибель русского крейсера воспринималась как месть за немецкий крейсер «Магдебург». Капитан-лейтенант Эгевольф фон Беркхайм (1881-1915) был объявлен национальным героем.
 
 Уже после торпедирования "Паллады", были выпущены почтовые открытки с его изображением U26 и ее командира
Фон Беркхайм 

Но на этом беды, которые он причинил Балтийскому флоту не закончились.

После потопления «Паллады» U-26 уничтожила минный заградитель и три торговых судна.

Но в августе 1915 года немецкая подводная лодка не вернулась из очередного похода, предположительно  подорвавшись на мине

у берегов Финляндии. Весь ее экипаж, включая командира, погиб.

 

Но, прежде чем погибнуть, она снова "отметилась"  в Финском заливе -

25 августа ею был потоплен русский пароход "Печора" (1982 брт),

30 августа пароход "Земля" (869 брт).

Однако после этого лодка Беркхайма пропала без вести. На базу она больше не вернулась.

 

Долго ее судьба была загадкой для историков и любителей истории.

Версии "смерти" были разные, но подтвердить или опровергнуть их без обнаружения "тела" было невозможно.

А дальше... началась настоящая мистика.

Так как фон Беркхайм был одним из подводных асов начала войны, интерес к гибели его лодки был большим. Поиском лодки занялись финнские дайверы из команды "Badewanne", которые и обнаружили лодку в этом году. (2014г.)

2 июня они опубликовали релиз о находке на своем сайте.

Угадайте где лежит лодка?  

Как оказалось, U26 нашла свой конец в тех же самых водах у полуострова Ханко, где погибла "Паллада".

Музейное ведомство Финляндии в 2012 году официально сообщило о найденном недалеко от Ханко российском броненосном крейсере. Объект был обнаружен одной из групп аквалангистов ещё в 2000 году, однако его находка 12 лет держалась в секрете. Лишь этим летом группа приняла решение обнародовать свои данные. Большая статья опубликована в ежемесячном приложении к газете «Хельсингин Саномат».
Крейсер длиной более 130 метров лежит на глубине 60 метров в районе Ханко и является одним из наиболее крупных и интересных объектов с точки зрения военных археологов и дайверов-любителей

 

"Охотник" и его "жертва" нашли гибель в одном месте.

И что удивительно, нашли лодку, спустя 99 лет, в тот самый год, когда гибели крейсера исполняется сто лет.

Вот такие чудеса.

Впрочем есть и продолжение.

Есть мнение, что минное заграждение на котором погибла U26 было выставлено в первой половине августа 1915 года

минзагом "Ладога" (экс-крейсером "Минин"), которой таким образом "отомстил" за гибель "Енисея"...

но..сама "Ладога" подорвалась на мине 15 августа 1915, выставленной подлодкой UC4, и погибла.

Минзаг "Ладога"

***

https://olt-z-s.livejournal.com/154116.html

https://ruskline.ru/history/2014/10/11/vot_chto_na..._germanskaya_podvodnaya_lodka/

https://www.liveinternet.ru/users/officersha/post475856696/page1.html#BlCom703856637

 

 

 

 

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments