Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

Как Петербург провожал Пушкина в последний путь...

Автор - officersha. Это цитата этого сообщения
Как Петербург провожал Пушкина в последний путь...

Храм, где отпевали Пушкина

Сегодня 10 февраля День памяти Великого русского поэта - Александра Сергеевича Пушкина.

На Мойке 12, где поэт окончил свои дни, сегодня будут читать его стихи, зажигать свечи и вспоминать поэта.

А мой рассказ о храме, где отпевали А.С.Пушкина и откуда он отправился в свой последний путь, в Святогорской монастырь...



Храм Спаса Нерукотворного Образа на Конюшенной площади

 

Храм Пушкина...его имя неотделимо от истории Конюшенного храма, который вместе с церковью Иконы Божией Матери "Знамение" в Царском Селе, храмом Вознесения Господня в Москве и Успенским собором Святогорского монастыря принято объединять под своеобразным титулом - "Пушкинские храмы".

 

1 февраля 1837 года в церкви состоялось отпевание Пушкина. В то время церковь была придворной,

но было получено особое разрешение от императора Николая I. 

 

 

Воробьев С.М. Петербург. Конюшенная церковь. Середина XIX в.

Сначала отпевание поэта планировали провести в Исаакиевском соборе. 
Но на третий день было окончательно решено, что отпевание Пушкина пройдет в Конюшенной церкви,
ближайшей к дому, где жил великий поэт.

 

 В 1823 г. Фасад здания украсили барельефами Демута-Малиновского «Вход Господень в Иерусалим» и «Несение Креста». Интерьер церкви был украшен художниками С. А. Безсоновым и Ф. П. Брюлловым. Лепщиком был Н. П. Заколупин, а резной иконостас был изготовлен скульптором Крейтаном.
В 1826 году на первом этаже была установлена «печальная колесница», на которой было доставлено тело Александра I.
 
 
Первоначально предполагалось отпевать Пушкина в Исаакиевском соборе. Считается, что Николай I хотел унизить поэта, поэтому его стали отпевать в Конюшенной церкви, 
Но Исакиевский собор только строился и там не было места.
Исакиевская церковь временно помещалась в домовой церкви Адмиралтейства. Та была простой и не столько величественной.
 
 Статус же Конюшенной церкви был придворный.
"О Конюшенной же церкви нельзя было и подумать, она придворная. На отпевание в ней надлежало получить особенное позволение" - пишет Жуковский. Николай I дал это разрешение, чем оказал уважение к поэту.
 
 
Иконостас - фото 1919г.
 
Все резные части иконостаса были покрыты червонным золотом, а под резьбой была проложена жесть, выкрашенная малинойо краской. Такое неожиданное и торжественное решение иконостаса восхищало посетителей церкви. Наконец, особой достопримечательностью храмового убранства была грандиозная люстра главного купола на 108 свечей, созданная по Высочайше утвержденному рисунку известным английским фабрикантом Джоном Банистером из серебро-апликированной меди с украшениями из серебра. Вес сложного трехъярусного сооружения составлял немногим менее двух тонн, высота - около 4 метров, ширина 2,5 метра.
 
 
 
Храм славился своими святынями: древним Образом Всемилостивейшего Спаса Нерукотворного, Плащаницей, а также иконой Знамение. Все они были привезены из Византии во время царствования императрицы Анны Иоановны. Эти святыни, кроме древности своей, замечательны еще и тем, что были почитаемы с давнего времени не только народом, но и российскими царями.
 
Так в 1814 году, по преданию, Образ Всемилостивейшего Спаса находился с императором Александром I при взятии Парижа. В 1828 году на основании этого предания император Николай I брал его с собой в Турецкий поход, на что есть документ следующего содержания, присланный министром императорского двора, князем Волконским, к шталмейстеру придворной конюшни, князю Долгорукову: "Государю Императору угодно, чтобы хранящийся в придворной церкви, на главных конюшнях, Образ Спаса Нерукотворенного, поступивший в 1743 году на придворную конюшню вместе с церковью от бывшего графа Михаила Головкина, находился при походной Его Величества церкви, в предстоящем походе". В Турецком походе также была и Плащаница из храма.
 
Вообще же, помимо икон иконостаса, стены и пилоны церкви украшало более 140 икон. В ризнице церкви находились два Евангелия, принятые  в 1743 году из описных пожитков графа Михаила Головкина. Оба Евангелия были старинными славянской печати и богато убраны золотом и серебром. 
 
 
"Панихида по рабу Божию Александру была отслужена в переполненном храме Спаса Нерукотворного Образа на Конюшенной площади, где отпевали поэта. Среди тех, кто пришел помолиться о его упокоении, были потомки поэта, в том числе его бельгийский тезка и правнук по мужской линии Александр Пушкин." (2012г)
Перед смертью исповедовал Пушкина священник Конюшенной церкви отец Петр Песоцкий, который прошел с русской армией войну 1812 года, видел смерть и такую страшную, какая только может быть на войне... Награжден бронзовым крестом на Владимирской ленте, орденом св. Анны 2-й степени. Возведен с потомством в дворянское достоинство. Как свидетельствуют очевидцы (княгиня Е.Н. Мещерская, князь П.А. Вяземский), отец Петр вышел от умирающего поэта со слезами на глазах.
Выходя после исповеди из комнаты Пушкина, он сказал: "Я хотел бы умереть, как умирает этот человек!"
 
А. С. Пушкин 29 января 1837 (гравюра Л. А. Серякова, 1880) 
 
 
Тело Пушкина решено было перенести в храм Спаса Нерукотворного Образа не днем, а в полночь...
 
«После смерти Пушкина, - писал П.А. Вяземский, - я находился при гробе его почти постоянно до выноса тела в церковь, что в здании Конюшенного ведомства. Вынос тела был совершен ночью, в присутствии родных Н.Н. Пушкиной, графа Г.А. Строганова и его жены, Жуковского, Тургенева, графа .Вельегорского, Аркадия Ос. Россети, офицера Генерального штаба Скалона и семейств Карамзиной и князя Вяземского. Вне этого списка пробрался по льду в квартиру Пушкина отставной офицер путей сообщения Веревкин, имевший по объяснению А.О. Россети, какие-то отношения к покойному. Никто из посторонних не допускался. На просьбы А.Н. Муравьева и старой приятельницы покойника графини Бобринской (жены графа Павла Бобринского), переданные мною графу Строганову, мне поручено было сообщить им, что никаких исключений не допускается. Начальник штаба корпуса жандармов Дубельт, в сопровождении около двадцати штаб - и обер - офицеров присутствовал при выносе. По соседним дворам были расставлены пикеты..."
 
"В минуту выноса, на который собрались не более десяти ближайших друзей, жандармы заполнили ту горницу, где мы молились об умершем. Нас оцепили, и мы, так сказать, под стражей, проводили тело до церкви".
 
 
 
Пришедшие к Исаакиевскому собору люди обнаружили его закрытым, но слухи быстро донесли весть о том, где будут отпевать поэта. Вскоре площадь вокруг Конюшенной церкви "представляла собой сплошной ковёр из человеческих голов", мужчины стояли без шапок.
 
В храм пропускали исключительно по "билетам". Когда отпевание закончилось, гроб вынесли из храма, перенесли через соседние ворота в заупокойный подвал. "Всё мелькнуло перед нами на один только миг", - писал студент-очевидец. Студентам, к слову, было строго запрещено в этот день оставлять занятия.
 
Гроб поставили "в особо устроенной комнате, где в те времена хранилась погребальная колесница, на которой привезено было из Таганрога тело усопшего ранее императора Александра I.
 
 
После отпевания И.А. Крылов, П.А. Вяземский, В.А. Жуковский и другие литераторы подняли гроб и понесли его в склеп, расположенный внутри двора.
 
«Долго ждали мы окончания церковной службы; наконец на паперти стали появляться лица в полной мундирной форме; военных было немного, но большое число придворных… В черных фраках были только лакеи, следовавшие перед гробом... Гроб вынесен был на улицу посреди пестрой толпы мундиров и салопов... Притом все это мелькнуло перед нами только на один миг. С улицы гроб тотчас же вынесен был в расположенные рядом с церковью ворота в Конюшенный двор, где находился заупокойный подвал»...
 
Последние спутники
 
«3 февраля в 10 часов вечера, - пишет В.А. Жуковский, - собрались мы в последний раз к тому, что еще для нас оставалось от Пушкина; отпели последнюю панихиду; ящик с гробом поставили на сани, сани тронулись; при свете месяца несколько времени я следовал за ними; скоро они поворотили за угол дома; и все, что было земной Пушкин, навсегда пропал из газ моих..."
 
 
3 февраля ночью тело Пушкина тайно увезли в Псковскую губернию, где находилось родовое имение семьи - Михайловское. За год до смерти Пушкин похоронил в этих местах, в Святогорском монастыре, мать и купил место для себя. Гроб в специальном ящике обернули рогожей, поставили в простую телегу без кузова, называемую дроги, и завалили соломой.
 
Сопровождать тело поэта Николай Первый повелел Александру Тургеневу, приятелю Александра Сергеевича. Единственным по-настоящему близким к Пушкину человеком оказался его слуга Никита Козлов - "дядька", который был приставлен ещё к мальчику Саше и находился рядом с барином всю жизнь.
 
Тургенев так описал процессию: "Я с почтальоном - в кибитке позади тела. Жандармский капитан впереди покойного. Дядька стал на дрогах и не покидал его до самой могилы. Морозы в тот год стояли лютые. А Никита как встал на задок возка, припав головой к гробу, так и застыл". Жандарм Ракеев вспоминал: "Смотреть было больно, так убивался. Не отходил почти от гроба, не ест, не пьёт".
 
До Святых Гор домчались всего за 19 часов, благодаря подорожной, выданной самим императором: кортеж мог не останавливаться на каждой станции, а ехать "поспешно". 5 февраля вечером прибыли в Святогорский монастырь. Похороны состоялись 6 февраля в 6 часов утра. Тургенев вспоминал: "Немногие плакали. Я бросил горсть земли, выронил несколько слёз. Предложили мне поехать в Михайловское. Мы вошли в домик поэта… Всё пусто. Дворник, жена его плакали".
 
Более подробные воспоминания оставила Екатерина Осипова - дочь приятельницы Пушкина, хозяйки Тригорского, Прасковьи Александровны, которая в те дни была нездорова. "Мы обе - сестра Маша и я - поехали, чтобы, как говорила матушка, присутствовал при погребении хоть кто-нибудь из близких. Рано утром внесли ящик в церковь, и после заупокойной обедни похоронили Александра Сергеевича в присутствии Тургенева и нас, двух барышень. Уже весной, когда начало таять, распорядился настоятель монастыря отец Геннадий вынуть ящик и закопать его в землю уже окончательно". Действительно, поначалу в промёрзшей земле выдолбили лишь небольшое углубление и закидали гроб снегом.
 
Кирпичный склеп в земле для "окончательных похорон" был сделан на средства Прасковьи Александровны Осиповой. Никто из родных так на могиле и не был. Жена приехала только через два года, в 1839-м.
 
Памятник она установила в 1841 году.
 
 
Памятник на могиле Пушкина
 
 
Среди многочисленных документов, связанных с похоронами Пушкина, кажется, только один стоит как бы в стороне от неприлично оживленной скорбной толкотни.
 
«1. Заплатить долги. 2. Заложенное имение отца очистить от долга. 3. Вдове пенсион и дочери по замужество. 4. Сыновей в пажи и по 1500 р. на воспитание каждого по вступление на службу. 5. Сочинение издать на казенный счет в пользу вдовы и детей. 6. Единовременно 10 т. Император Николай».
И вроде и намека нет на живое чувство в намеренно суховатом перечне, но почему-то боли от невосполнимой потери, живого сострадания семье Пушкина здесь больше, чем в самых прочувствованных соболезнованиях...
 
 
***

Пушкин в воспоминаниях современников. Т.2

http://www.wysotsky.com/0009/002.htm

Пушкин А.С.: Воспоминания современников, дневники, записки.

http://pushkin-lit.ru/pushkin/vospominaniya/index.htm

 

 

https://www.liveinternet.ru/users/4071825/post173268166/#

https://www.liveinternet.ru/community/lj_otevalm/page78.shtml

https://ru.wikipedia.org/wiki/Спасо-Конюшенная_церковь

 

Серия сообщений "Пушкинский Петербург":
Часть 1 - Пушкинские адреса в Санкт-Петербурге
Часть 2 - Кондитерская *Вольфа и Беранже*
...
Часть 27 - История дуэльных пистолетов Пушкина и Дантеса
Часть 28 - Вещи А.С. Пушкина
Часть 29 - Как Петербург провожал Пушкина в последний путь...

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments