Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Category:

Варшавский калейдоскоп.

Автор - Agnieszka75. Это цитата этого сообщения
Варшавский калейдоскоп.

 

Помните игрушку из детства?

Трубка с разноцветными стеклышками, 

крутишь ее -

и  радужные блестяшки сбегаются в причудливую мозаику...

Вот так открывалась мне  летом 1975 Варшава -

многокрасочными картинками.

Самыми  яркими из своего польского дневника -75

хочу поделиться с вами...

 

Итак,  знакомство...

21 июля 1975 года.

Варшава.

Мы на улице Брехта, в ближайшем к вокзалу отеле "Нова Прага". 

нова прага (700x369, 404Kb)

 От гида, очаровашки Асеньки, узнаем, что придется подождать до 2-часов, а сейчас 10. Как позже оказалось, наш руководитель отстал от поезда в Бресте – со всеми документами и деньгами на группу…  Теперь догоняет… Дали два номера для вещей, усадили в мягкие кресла в светлом холле. Но мне уже не сиделось.

Варшава, нет, Wa-arszawa, постепенно брала меня в свой плен, притягивала, манила, звала. Появилась Асенька, с прелестной улыбкой предложила проехать в центр, там же можно и позавтракать. Ни денег, ни документов  у нас еще не было, но она может покормить нас на свои.

Не помню, как остальные, но  я сорвалась с места первой!

зодиак (700x674, 706Kb)

По пути к трамваю разговорились с Асенькой. Даже заняла у нее 20 zl на открытку и марки. Вышли на Маршалковской, на знаменитом перекрестке – место, которое всегда волновало мое воображение. Sciana Wschodnia(торговый комплекс),  Ротонда PKO(банк),  Forum,  Zodiak… Стекло и бетон.

(Магический перекресток центра на фото).

Все до боли знакомо. Никак не могу до конца проникнуться чувством, что это я сама прохожу мимо изумительной граненой банковской «кругляшки»(которой в 21 веке уже нет... Снесли в 2017, пообещав построить заново.). А ведет нас Ася …в Zodiak! Tak, W-wa началась с  Zodiakа. Первые аккорды головокружительной варшавской симфонии. Позавтракали – клецки в очень вкусном соусе и клубничный компот.

зодиак варшава (700x487, 434Kb)

Вышли на улицу. Стало пробиваться солнышко. Warszawa приветствовала меня солнечными бликами, игравшими в стеклянной фантазии Маршалковской… Еще сидя за столиком, набросала открытку – Jestem w W-wie. Hotel Nowa Praga… А чувство никчемности улетучилось. На смену возникло  что-то радостное, удивительно светлое, переполнявшее душу и заставлявшее биться сердце в каком-то новом, ранее не изведанном ритме. Может, это и есть знаменитый пульс Warszawy?

Было около 11-ти. Асенька объявила нас свободными до часа. О таком счастье я не смела и мечтать. Ноги сами понесли прямо по Маршалковской. Прошла по подземному переходу на правую сторону улицы. Переход – как московское метро. Ярко освещенные тоннели, отделанные узорчатыми плитками, в стенах витрины, рекламирующие товары. Висят киноплакаты, отмечаю “ Dzieje grzechu”(нашумевший польский фильм 70-х). Стоят киоски “Ruch”. Это целые улицы под землей. И на каждом шагу указатели. Заблудиться есть где – десятки выходов, различных разветвлений, но все понятно по табличкам.

Маршалковска, по которой иду  с удивительной легкостью, чувствуя себя  свободно. (Да, улица, конечно, в честь маршала. Не Пилсудского, как многие считают, а другого  -маршала Франтишека Белинского,  при участии коего и была открыта улица в 1757 году. Наверное, излишне говорить, что в 1944 была полностью разрушена...)

Первая поразительная картинка из варшавской серии. Нужно пересечь маленькую улочку, пустынную и тихую. Машин нет. Но с обеих сторон на тротуарах стоят варшавяне. Красный свет светофора. На этой улочке машина, наверное, раз в год проезжает, а пересечь ее достаточно 3-4 шагов. Но горит красный, и варшавяне стоят. Спокойно ждут. Стоят дети, непоседливые живые мальчишки, целая ватага с шумом подбежала к проезжей части и…остановилась. Загорается зеленый. Никто не срывается с места, еще пару секунд ждут, и только  после этого начинают переходить. Быстро, почти бегом, все торопятся, у всех срочные дела.

У меня тоже появилось срочное «дело» - Łazienki (дворцово-парковый комплекс в центре города). Там  я должна побывать одна. Знаю, что Маршалковска приведет прямиком к Лазенкам, но в ту ли сторону иду? С милой улыбкой спрашиваю первого попавшегося прохожего, по-польски,  о дороге к  Лазенкам. В ответ мне сначала улыбаются и начинают объяснять. Проходящая мимо Pani  останавливается и вступает в разговор, советуя ехать трамваем. Но мне очень хочется дойти пешком (да и денег нет, но об их отсутствии молчу, иначе одарят мелочью, уже знаю по опыту). Итак, Pan i Pani  очень обстоятельно растолковывают мне дорогу – Plac Konstytucji, Kościól Zbawiciela, повороты направо, налево. Названия улиц схватываю мгновенно, все ведь известно. Pan в конце концов посмотрел на меня, улыбаясь: «Pani żartuje, Pani dobrze zna gdzie jest Łazienki». Уверяю, что niz nie znam, po  raz  pierwszy  jestem  w W-wie.  Сердечно благодарю и иду.

Душа летит с еще большей легкостью, нежели я сама. Смотрю на варшавян. Сразу бросается в глаза вольность в одежде, в смысле раскрепощенности, независимости. Каждый одет так, как ему удобнее, в то, в чем чувствует себя легко и свободно. У меня создалось мнение, что одеваются они, нимало не заботясь о мнении окружающих. Нравится мне – и этого достаточно. Но нет и безвкусицы. Просто и броско, практично и шикарно – таковы варшавяне в одежде. Они совмещают несовместимое -  в общем-то, это главная черта польского характера, в нем сливается воедино диаметрально противоположное, иной раз даже взаимно исключающее.

Вот молодой парень в обтрепанных – дальше некуда – джинсах, в чем-то расхристанном на груди, с холщовой торебкой,     болтающейся сбоку, торопливо мчится по улице, развевается грива пушистых волос (кстати, чистых!) Вдруг останавливается, роется в карманах, достает зажигалку.

Bychawa-118 (675x335, 219Kb)

Не прикурить, нет! Наклоняется перед каким-то местом, заросшим цветами  и обозначенным с 2-х сторон флажками – нашим и польским. Место расстрела поляков, одно из печальных мест, коих видимо-невидимо в Варшаве. Прямо здесь, на тротуаре. Нет, не обычная мемориальная доска, это остаток старой разрушенной стены. Его не тронули при восстановлении, а сделали памятником, ибо это истинный свидетель того, что здесь совершалось. У обломков стоят лампадки и свечи. Они не горят. И этот  ультрасовременный парень, каких у нас рисуют на страницах «Крокодила», склоняет свою лохматую голову перед печальным памятником прошлого и щелкает зажигалкой. И мчится дальше. Он мог бы этого и не делать, мог в спешке просто не заметить… или вообще поддать ногой…

 

                                       Еще один момент. У костела, у большого распятия, застыли харцеры. В парадной форме, с галстуками, два мальчика и девочка. Они принесли сюда цветы   и зажгли свечи. Одни, без старших. Постояли в молчании и ушли. Подхожу, заинтригованная этой картиной, – пионеры у костела зажигают свечи, для советской логики это непостижимо…   Читаю надпись на доске: «Здесь в августе 1942 гитлеровцы расстреляли во время богослужения 23 верующих и ксендза».   С первых шагов по польской земле я силилась понять этот народ. Кто они, эти порой  удивляющие   поляки?  Постепенно приходила к выводу: надо не искать причину, надо принимать их такими, какие они есть.

пл конституции (700x523, 361Kb)

А я шла по Маршалковской, держа курс на шпили костела Избавителя. Но перед костелом надо   пройти  еще Plac Konstytucji. А она куда-то потерялась. И готический, врезанный в небо верх костела тоже пропал. Останавливаюсь в нерешительности, оглядываюсь. Замедляет шаг мужчина:”Przepraszam”, могу помочь Pani? Ах, Pani нужно в Лазенки.  Pani не может найти Plac Konstytucji… Pani  пусть не волнуется. Plac  - через квартал. Pani знает, что лучший ориентир – это костел? Dobrze, Pani найдет Łazienki, пусть Pani не беспокоится, w    W-wie можно найти все.  И помчался дальше.  А я и не думала беспокоиться. Pani, не волнуясь, идет дальше.

Вот и пл. Конституции, довольно-таки обширное пространство, которое никто не перебегает, все чинно делают круг по тротуарам. А площадь действительно в стиле наших 50-х -  массивные желтые дома с колоннами, мощные столбы для уличных ламп. (Названа в честь принятой 22 июля 1952 года польской Конституции. К площади ведут 7 улиц, я их считала...) Снова появился впереди ориентиром костел. У входа толпится народ. Хочется зайти, но не решаюсь. Все-таки чужая страна, обычаев, тем более религиозных, досконально не знаю.

трасса лазенковска (700x486, 421Kb)

Впереди виднеется зеленый массив. Łazienki…  А вот и Trasa Łazienkowska(ее строили с 1971 по 1974). Внизу, по широкой расчерченной магистрали, бегут машины. Человек, создатель и властелин этого современного чуда, взирает горделиво сверху. Живая, бьющая в глаза зелень парка уже рядом. Но туда еще надо дойти. Разделяет  широкая магистраль. Машин мало, весь транспорт перенесен вниз, на трассу. Кажется, шагай напрямик, рукой подать до парка.  Ан нет, стоит указатель – человечек, спускающийся по ступенькам вниз. Подземный переход. Никто, ни одна живая душа, не идет по верху ( у нас давно бы уже лезли напрямик). Поднимаюсь из подземного перехода на то же, наземное. Надо пересечь узенький рядок магистрали. Пустынной и тихой. Но варшавяне стоят в ожидании зеленого. Наконец, можно идти.

ул Агрикола (600x450, 455Kb)

Тенистая аллея перед оградой парка. Вдруг в глаза бросается табличка – ul. Agrikola (на фото). Конечно же, она рядом, одна из самых очаровательных улочек столицы. Сворачиваю, не колеблясь.  Узкая, спускающаяся вниз, с двух сторон огражденная огромными вековыми деревьями. Липы, каштаны, клены, дубы – настоящие великаны, их развесистые пышные кроны придают улочке неповторимую прелесть. Очаровательно вырисовываются на фоне зелени старинные фонари. Очень тихо и спокойно. Перехожу на другую сторону, иду обратно. Через решетку парка пробиваются листья.   Трогаю их рукой, варшавские кленовые листочки. А вот и плоды каштана. Но высоко.

Представляю эту улочку вечером: сквозь ажур зеленых ветвей проблескивает свет древних фонарей, освещая чугунную потемневшую решетку, булыжник тротуара. Становится грустно. Smutne, bardzo  smutne от мысли, что я здесь одна, и никто меня здесь не ждет. Но прочь эти мысли! Да я одна, но это одиночество приятно – я наедине с Варшавой. Мы смотрим прямо в глаза друг другу. Мы давно знакомы, а узнавать друг друга начинаем только сейчас. Сначала настороженно вглядываемся в знакомые черты – какое оно, настоящее?  Потом взгляды теплеют, вот уже заиграла улыбка – все прекрасно, все именно такое, каким  виделось в      мечтах.

Спрашиваю идущего навстречу Pana,  która jest godzina. Половина 12-го. Еще масса времени. Сворачиваю к парку. Теперь надо выйти к Chopinu. Не спрашивая, самой. Направляюсь к входу, но останавливает табличка – это оказывается, еще Ботанический сад. Ну, конечно, они же рядом. Вспоминается фильм «Как это случилось»:  «Пойдем в Ботанический, оттуда тоже слышно, а людей нет» (о музыке Шопена) Прохожу дальше, вдоль затейливого кружева ограды, под сенью кудрявых лип. Стоят удобные скамейки, аккуратные, красивые. Бросается в глаза чистота. Ни окурка, ни клочка бумаги, кажется, что даже соринки-пылинки собираются и складываются в урночки.

вход в лазенки (700x525, 619Kb)

Вот и Łazienki. Объявление у входа извещает о времени Chopinowskich koncertów. Ступаю на лазенковскую аллею. Сердце сжалось, потом лихорадочно забилось. Łazienki, сколько раз в   мыслях бродила по этим аллеям, сколько раз в мечтах сидела у памятника Шопену. Так неужели  я, в действительной моей жизни, здесь? Впереди среди листвы деревьев неожиданно мелькнуло что-то грандиозно-серое. Не разум, а сердце среагировало – приостановилось – Chopin! Замедляю шаг, боясь лишний раз вдохнуть. Вдруг это мираж, и он исчезнет от неосторожного движения.

Аллея заканчивается. Клумбы цветов, бассейн, окруженный рядами скамеек. Сидят варшавяне, сидят гости столицы. Беседуют. Думают. Читают. Кое-кто пишет. Молодежь загорает, сидя на скамейках, - в шортах или закатанных джинсах, без рубашек, а девушки – в подвернутых блузках. Бегает детвора. На этот кусочек варшавской жизни смотрит сверху Шопен. Он так любил свою Варшаву, любил свой народ. И они отвечают взаимностью своему соотечественнику, земляку.
parc-lazienki-00060 (640x480, 573Kb)

Сажусь  на скамейку напротив памятника. Ни о чем особенном не думалось, ничего сверхъестественного не чувствовалось. Просто смотрела на Шопена и на поляков. Нет, он совсем не величественный, этот памятник. И не возвышается  над  Лазенками. Нет, он просто стоит, стоит немного вверху, чтобы самому Шопену было лучше видно  Варшаву. Шопен сидит, откинувшись назад, над ним бережно склонилась ива. Одним плакучая ива кажется полькой-матерью, оберегающей композитора. Другим в ней видится девушка с разметавшимися на ветру волосами, олицетворение скромной и прекрасной мазовецкой природы. Честно говоря, со своего места  я не увидела ни того, ни другого, а обходить памятник со всех сторон, задрав голову  и разглядывая его бесцеремонно, даже и мысли такой не возникло. Это была просто ива. Ива, среди которых Шопен родился и вырос, под которыми он так любил сидеть и где сами собой складывались в дивные мелодии шорох листьев, пение птиц, шелест трав. Мазовецкая ива и Шопен. И варшавяне,     пришедшие сюда в одиночку, семьями, парами, целыми компаниями. Ведь это был канун их праздника, 21 июля, выходной день. В свободный от работы день они отдыхали у Chopina. А мне отдыхать было некогда.
шопен (700x393, 374Kb)

(Памятник композитору  создан  в 1926 году  Вацлавом  Шимановским. Гордый  шопеновский монумент  был первым памятником, который взорвали гитлеровцы в Варшаве, остался  только  постамент, на котором, утверждают, кто-то написал: "Кто снял меня - не знаю, но знаю почему:  чтоб не сыграл ему похоронный  марш"… И не просто взорвали, а все осколки и мелкие кусочки бронзы пустили на переплавку… В 1958 году памятник восстановили. В наши дни точную копию памятника отправили в Японию. В ответ получили в подарок сто роялей, на каждом из которых была надпись: «В благодарность Варшаве за Шопена». В 2010 году в Варшаве установили 15 гранитных «музыкальных  скамей» - в местах, в которых бывал Шопен. На них можно посидеть и, нажав кнопку, послушать музыку великого поляка и даже скачать ее на мобильный телефон. На  черной  поверхности  скамеек  изображена  карта  Варшавы  с обозначением  тех  мест столицы, где жил, учился или выступал Шопен…)

 

Шопеновский концерт в Лазенках…

«В моей памяти властвует зелень.
Большой парк и  много деревьев,
а  посредине — памятник Шопену
и ряды скамеек, чтобы  летом
слушать его музыку  - прямо на солнце».

                                      Виллем Рогхеман

 



Встала, зная, что обязательно приду сюда еще. Уже знакомый путь назад, но по противоположной стороне Маршалковской. Но я ее потеряла, главную улицу столицы. От костела вышла не в то   ответвление. Пришлось останавливать Pani, она любезно сама вывела меня на Маршалковскую. Интересно, что спешащие варшавяне не замкнуты в своей скорлупе, как те же москвичи, до которых не достучаться…        Вот и знаменитый перекресток. Наши сидят на скамейке, появляется  Асенька, идем на трамвай.

Увожу с Маршалковской кристально-чистое, в радужных переливах, чувство. Marszałkowska настроила меня на варшавский лад, натянулись душевные струны и запели, запели в унисон с Варшавой, рождая хрустальный перезвон небесной лазури в очистившейся просветленной душе.

 

Про калейдоскоп не забыли?

Кому интересно,

вторая картинка варшавской мозаики,

Варшава, как она ЕСТЬ...

 

Утро 22 июля. Встаю рано, не спится.  Сегодня у нас экскурсии. Не хотела идти с группой, было желание побродить одной по праздничной W-wie. Но Асенька  сказала, что нам во время экскурсии  покажут знаменитый фильм о Варшаве, тот самый, об уничтожении и восстановлении города.

 Демонстрация проходила в здании Общества советско-польской дружбы. Перед зрительным залом встал мужчина средних лет. Истинный поляк – сухощавый, по-польски элегантный даже без классического пиджака и галстука. Благородная седина волос, ясные глаза. Он, поздоровавшись, начал повествование. О Warszawie. Говорил тихо, спокойно, отчетливо выговаривая каждое слово. Без излишней аффектации говорил о  любимой своей Warszawie, о  гордости своей и славе.  За внешним спокойствием  скрывались волнение и трепет, ибо бесстрастно рассказывать о Варшаве невозможно. Просто и очень бережно поведал он нам о прошлом города, о Warsie i Sawie, с легкой улыбкой пересказал одну из  легенд.

polyaki-5-2_1 (495x326, 92Kb)

Голос его задрожал, потом  окреп и, как высеченное  из стали, зазвучало гордо и непреклонно - Wa-ar-sza-wa-a! Так, как произносят только поляки, делая ударение на всех трех слогах. 1939 год, на мирный  город обрушились бомбы. Варшава, разрушенная и стонущая под пятой фашистских извергов,  возникала  перед глазами,   щемящую скорбь  вызывал этот пронизывающий душу голос, задевающий самые заветные сердечные струны.

Голос буквально разрывал душу – Wa-ar-sza-wa-a… Горе и слезы. Wa-ar-sza-wa-a… Боль и мучения… Wa-ar-sza-wa! Непреклонность,  мужество, свободолюбие. Wa-ar-sza-wa! – это призыв к борьбе. Различные образы города на Висле вызывал  этот  волшебного тембра  голос. Но не было даже тени Warszawy умирающей, испускающей дух. Такой Warszawy не было, нет и не будет. Просто не может быть!

0_92560_909a822b_orig (600x391, 175Kb)

В самом этом слове – жизнь, жизнь полная, бьющая ключом. В любых условиях, при любых властях и режимах Warszawa живет. Она жила в обломках и развалинах своих домов и дворцов, жила в течении Вислы, в сердцах и душах людей. Этого не предусмотрели фашисты, составляя свой изуверский план полного уничтожения. Они могли сломать здания, уничтожить огнем все,  созданное руками людей, могли расправиться с самими людьми. Но каждый камень говорил: Wa-ar-sza-wa-a, шептала Висла: Wa-ar-sza-wa-a, шелестели остатками сучьев выжженные сады: Wa-ar-sza-wa-a. Люди, как призраки, бродившие среди страшных развалин, свои последние силы вкладывали в это гордое слово: Wa-ar-sza-wa-a. И она выстояла, вынесла все.

руины варшавы (700x393, 354Kb)

Варшава-с-высоты (700x525, 476Kb)

Она стоит сейчас на Висле, прекрасная, пленяющая, завораживающая. Словно и не было ужасов уничтожения, кошмаров расправ. Но нет, вслушайтесь в сегодняшнее звучание слова  - Wa-ar-sza-wa-a. Новый оттенок появился в нем, и наложили этот отпечаток скорбь и муки, выпавшие на долю города. Этот оттенок – в белых и красных гвоздиках на могилах, в шелесте флагов на местах массовых расстрелов, в щемящей тишине кладбищ.  Wa-ar-sza-wa-a  все помнит, она  ничего не забывает. Живя и радуясь сегодня, она склоняет голову перед горестным вчера. Нет-нет да набежит легкая тень на светлую добрую улыбку Варшавы, это значит, вспомнилось прошлое. Помните о нем и вы, гуляя по сегодняшней Варшаве.

Варшава2 (500x338, 227Kb)

Смолк голос. Легкий поклон, благодарность за внимание. Приглашение посмотреть  фильм. Этот удивительный человек, на котором сомкнулось вчера и сегодня, покидает зал. А я не могу понять: как, еще фильм? А что же было ДО этого? Ведь мы все видели, видели своими глазами. Видели, благодаря проникновенному душевному голосу этого Pana. Звучит музыка Шопена, 24 прелюдия. Падают на сердце трагические аккорды. Warszawa, что же делают с тобой эти вандалы… Пушки – на здания, динамит – под костелы, танки – на дворцы. Заходится плачем музыка Шопена, катятся и катятся слезы. Бросаются под танк, идущий на костел, подростки,  и - хохочущие гитлеровцы, снимающие этот эпизод…     Но музыка ясно дает понять, что Варшаву, гордую,  в облике которой особенно чувствуется знаменитый польский «honor», убить и растерзать нельзя. Она возродится  и из пепла. Затихают последние  звуки шопеновской музыки. Зажигается свет.

Как во сне, встаю. Выхожу из зала, никого и ничего не видя.  Но замечаю у окна Pana, что рассказывал нам о Warszawie. Он стоит, отвернувшись  к окну. Ноги сами понесли меня к нему. Он оборачивается ко мне, вижу на его глазах тоже слезы. Сама сквозь слезы произношу, еле выговаривая слова благодарности. Он кивает головой: « Proszę  bardzo! Pani jest warszawianką?» Качаю головой: «Nie. Jestem ze Związku Radzieckiego». В  ясно-голубых глазах блеснуло удивление:”Ależ  Pani napiewno jest polskiego pochodzienia?” Объясняю, что литовцы были в родове, слышу ответ, который позднее станет традиционным,    что нет никакой разницы между поляком и «литвином». Добавляю, что хорошо знаю Польшу и люблю Варшаву. «Rozumiem. Warszawię     nie  można nie kochać». Долго была под впечатлением фильма и под воздействием  встречи с истинным варшавянином. Однако, КАК надо любить свой город, чтобы перед каждой группой – а фильм показывается всем туристам - говорить так искренне, так трепетно, вкладывая все душевные силы.

Низкий поклон благодарности Szanownemu Panu.

 

``````````````

 

Не устали бродить со мной по Варшаве?

Встряхнем еще раз калейдоскоп?

На прощание...

4 августа 1975.  Выворачиваю на старую улочку. Как она сохранилась среди ультрасовременных стеклобетонных взлетов фантазии Маршалковской? Да это же Chmielna, последнее чудо, которое дарит мне Варшава! 

Мелкие лавочки, частные магазинчики, уютные, переносящие тебя в прошлый век…

z10058521Q,Ulica-Chmielna (620x414, 251Kb)

И вдруг – не верю собственному слуху! Музыка! Уличный оркестр, играющий на Хмельной! Туристы с разных концов света приезжают в  Варшаву, чтоб послушать ostatnich  польских  уличных  музыкантов. Они играют по зову своего варшавского сердца, по заказу, по просьбам горожан и гостей столицы…

9700008-2 (496x500, 350Kb)

И прохожие с улыбкой, утирая слезы, слушают свой единственный, сохранившийся в Польше уличный  оркестр на Хмельной.  Семейная пара в почтенном возрасте просит Полонез Огинского, присоединяюсь и вношу свою лепту. Скрипка рвет на куски душу, смычок словно  скользит по нервам…

Cтою среди варшавян, тоже со слезами, смешавшимися с дождевыми каплями. Заморосило, под настроение. Мои слезы и слезы Warszawy… 

На  Варшаву  па-а-а-ада-а-а-а-ет  до-о-о-ждь… (Как,  пронзая душу, пел редкостный умница  - Сашенька Лерман)…

Заставляю себя идти на трамвайную остановку.   Вслед мне несется уже незатейливое, простенькое, но такое сердечное, такое близкое и родное – варшавское танго, до слез бередящее душу.



“Ta ostatnia niedziela…”  

Музыка не смолкает, хотя уже еду в трамвае, прижавшись пылающим лбом    к прохладному стеклу.  Музыка не хочет меня отпускать, зовет, манит за собой… А что если  пересесть на 31 трамвай? Или доехать до вокзала и взять билет до Ополе – 100 злотых еще есть.  Глупо? Смешно? Нисколько… Танго, танго,  дивное варшавское танго, прощай.

 

Уезжаю сегодня домой.
Последняя варшавская прогулка.

Мелькают улочки -
одна красивее другой.
Вдруг -
музыка в соседнем переулке.
Варшавский оркестр уличный.
Последний щедрый подарок.
На душе тоскливо и сумрачно.
Встреча с тобой -
погасшей свечи огарок...

Л.А.В.

 

 

 

P.S.

 

Очень прошу учесть, что это моя Польша  44 года назад...

Оставшаяся в польском  дневнике образца 1975 года... Оцифровала его  четыре года назад.  В дневнике нет подробных рассказов о польских достопримечательностях … Более того, в  оригинале, в  тетрадкином варианте,  описаний мест, вызывающих интерес, нет совсем(за исключением  Желязовой Воли, но Шопен  - это особая статья) . Дневник писался  для себя, а  я   Польшу знала хорошо: изначально не было нужды записывать, где какая башня стоит…  При наборе, специально для друзей, дополнила тем, что хранит память.

На  этом  европейском  шляхетском перекрестке для меня смешались география с историей из собственной жизни. Это Польша образца 1975 года, прошедшая по моему девичьему сердцу. Польша БЕЗ политики, посему отсутствуют   современные назойливо внушаемые нам  понятия, подобно  «Катыни»(мне всегда хочется сказать:"Помните лучше Хатынь!"),  «оккупация»  и прочие  нагромождения сегодняшних политиканов, с той и другой стороны. В 70-е  все было ясно и  понятно.

Как в прелестных песенках оркестра с Хмельной... которые таким хмелем дают в голову...седую...



 

Ежели хотите, повернем калейдоскоп еще разок. 

Ибо быть в Варшаве и не навестить Шопена,  в Желязовой Воле...

Сие для меня тогда было невозможно...

 

Итак, желающие, встречаемся на варшавской PKS(автовокзал)...

Не забудьте купить в Ruchie талончики на проезд в трамвае...

А дальше, разберемся...

 

Спасибо тем, кто  выдержал до конца этот варшавский дивертисмент...

 

 

Серия сообщений "Польша":

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Пленившись розой...". Роза "К Элизе"

    Автор - liudmila_leto. Это цитата этого сообщения "Пленившись розой...". Роза "К Элизе" К цветущей розе я приник, Тут чудо цвета, аромат.…

  • Острова Кузова и романтика. ч. 1.

    Автор - izogradinka. Это цитата этого сообщения Острова Кузова и романтика. ч. 1. Любое путешествие на Север всегда особенное. Поездка на…

  • Дорогами в Тмутаракань...

    Автор - Лулу_Прада. Это цитата этого сообщения Дорогами в Тмутаракань... «Где находится Тмутаракань?» Если кого-то нужно послать куда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments