Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

Кузнецовский фарфор

Автор - Майя_Пешкова. Это цитата этого сообщения
Кузнецовский фарфор

 

Кузнецовский фарфор- одна из самых узнаваемых марок не только в России, но и в мире. Несмотря на свой возраст он манит нас красотой, изяществом форм, плавностью линий. Предметы этой фабрики, являющиеся , несомненно нашей гордостью, пропитаны историей, духом минувшей эпохи и кропотливым трудом ,работавших над их созданием мастеров. Более 180 лет назад, в 1832 году, в Дулеве появился фарфоровый завод, ставший к началу ХХ века самым крупным в России и одним из лучших в Европе. Его владельцы Кузнецовы, выходцы из гжельских крестьян-старообрядцев, создали к концу XIX века могучую фарфоровую империю

Из фарфора с их фабрик ели и в императорском дворце, и в купеческих домах, и в кабаках, и в сельских избах. Более 100 лет клан Кузнецовых был лидером фарфорово-фаянсового бизнеса России. После 1917 года был уничтожен почти весь этот род. А вот фарфоровое дело, основанное когда-то простым гжельским кузнецом и продолженное его потомками, живет и по сей день. Да и знаменитая «кузнецовская» посуда до сих пор встречается на наших столах.

Матвей Сидорович Кузнецов - главный фарфорозаводчик России, жил в этом доме в 1874 - 1911 (Москва, Проспект мира,41)

Говоря о семье Кузнецовых, начать нужно с родоначальника этого знаменитого клана – Якова Васильева. Он жил в Гжельской волости, имея постоялый двор и неплохо зарабатывая кузнечным ремеслом и, возможно, поэтому, сменил фамилию на Кузнецов. 



Яков с сыновьями часто бывал на местном рынке и замечал, что очень большим спросом пользуется простая глиняная посуда. Она здесь, как правило, продавалась неказистая и плохого качества, но стоила дешево, поэтому люди скромного достатка ее все равно брали. Посудой интересовались и толстосумы, но, как правило, осмотрев небрежно изготовленные изделия, разворачивались и уходили. Скорее всего, именно эти наблюдения и натолкнули кузнеца на мысль сменить профессию. 

Первой клеймо Кузнецовых. /Фото:vc.ru

Первой клеймо Кузнецовых. /Фото:vc.ru


В начале XIX века он построил маленькую мануфактуру и нанял на работу гжельских мастеров. Руководили производством его сыновья, на каждое изделие они ставили клеймо «Ф. Братьев Кузнецовых». Постепенно их фарфоровая посуда стала пользоваться спросом, ведь Кузнецовы тщательно следили за качеством изделий. К тому же, они охватили все слои населения – для бедных выпускали товары попроще, для зажиточных любителей шика – посуду изысканную и помпезную. Однако очень скоро Кузнецовы поняли, что в Гжели особо не разбогатеешь – здесь была приличная конкуренция, да и местные мастера соглашались работать на них только за большие деньги.

В 1812 году, спустя два года после открытия, управление гжельской фабрикой взял на себя предприимчивый, разумный и рассудительный старший сын Якова Васильевича – Терентий. Желая отдать дань прошлому и навсегда оставить в памяти наследников истоки рода (кузнецкое дело, за счёт которого был собран капитал на строительство завода), он берёт фамилию Кузнецов. Младший брат Аким, помогавший Терентию, согласился с предложением, и с тех пор фабрика стала именоваться Кузнецовской, а клейма на посуде, изготовляемой на их фабриках, в том или ином виде всегда содержали информацию о том, что это производство братьев Кузнецовых.

Приняв правление заводом, Терентий решил реорганизовать его и даже сменить место дислокации. Поскольку в Гжели на тот момент был переизбыток фарфорового производства, он решил подыскать другое месторасположение. В итоге Терентий Кузнецов приобрел пустоши в деревне Ликино во Владимирской губернии и перевёз туда гжельский завод.

Расширение производства потребовало смены методов и формы управления. Для себя Терентий решил, что на данном этапе успех в деле определяется качеством продукции, дешевизной рабочих рук и стоимостью дров, которых требовалось огромное количество, так как посуду надо было обжигать. Производство росло, количество печей увеличивалось. Избалованные гжельские мастера, конечно, знали секреты производства, но и платить им приходилось немало. Терентий был уверен, что на огромной русской земле есть умельцы не хуже, а платить им можно меньше. Так что начались поиски места, соответствующего его требованиям: дешёвая рабочая сила и дешёвые дрова.

Надо сказать, что на заводе Кузнецовых производилась посуда хорошего качества, и потому спрос на неё был большой, хотя, изначально, особого выбора среди выпускаемой продукции не было. Развивая фабрику, братья Кузнецовы вместе с тем познавали особенности отрасли, развивались сами и реализовывали свои знания на практике. Они стремились, чтобы их посуда могла удовлетворять потребности разных слоёв населения: от малообеспеченных людей до представителей богатых сословий. Братья старались делать не только практичную и прочную посуду, но уделяли не меньшее внимание и красоте изделий. Именно поэтому Терентий Кузнецов много ездил, посещал ярмарки, заглядывал в местные лавки и выискивал интересные исполнения керамических изделий, талантливых и искусных ремесленников, приглашал мастеров на завод.

Неподалеку от нового завода Кузнецовых находилось село Коротково. Там работал давний конкурент Кузнецовых А.Т. Сафронов. Его мастера были настоящими творцами. Одни из немногих они знали секреты приготовления ярких сочных красок, которыми расписывали фаянсовую, фарфоровую посуду и керамические фигурки. Среди всего многообразия красок больше всего ценилась кобальтовая краска, ярко розовая, жёлтая, светло-коричневая и малиновая. Широко использовалось золочение, материал для которого содержал большое количество драгоценного металла. Помимо уникальных цветов сафроновские мастера достигли невероятного качества фарфоровой массы, и потому их изделия привлекали не только яркостью красок, но и изяществом форм.

Кузнецов понимал, что заполучив мастеров Сафронова, он приобретёт бесценный опыт и знания. Соседская фабрика не давала ему покоя, ведь чтобы самостоятельно овладеть подобной техникой работы требовался не один год. Тогда и решил он выкупить фабрику. Стороны долго не могли найти компромисса, но со временем фабриканты пришли к соглашению, и Сафронов сдал в аренду свою фабрику Терентию Кузнецову. Со временем фабрика была выкуплена, и её возглавил сын Терентия Яковлевича Сидор Кузнецов.

После покупки завода Сафронова Кузнецовы активно его развивали, совершенствовали техническое оснащение производства и увеличивали число рабочих, доведя их число до 400 человек. Однако, спустя некоторое время, они пришли к тому, что целесообразней произвести объединение завода с Дулевским. Что и было сделано. Переведя мощности и основную часть мастеров в Дулево, Кузнецовы сосредоточили внимание на этом заводе.

Подсвечники фабрики Кузнецовых.

Подсвечники фабрики Кузнецовых.

 Так появился знаменитый Дулевский завод. 

Работницы живописного цеха Дулевской фабрики в начале прошлого века. /Фото:museum-lesnoy.ru.

Работницы живописного цеха Дулевской фабрики в начале прошлого века.

В 1880-х годах на производстве Кузнецовых трудилось уже более тысячи человек. Все сошлось идеально. Во-первых, в Дулеве были очень дешевые дрова, которые в большом количестве требовались для обжига посуды. Во-вторых, здесь было много безработного населения, так что местные жители не гнались за высокой зарплатой и были готовы обучиться новому ремеслу. В-третьих, опытные мастера предприятия Кузнецовых оказались отличными учителями для новичков, и те быстро освоили все премудрости.

Изысканная кузнецовская посуда славилась отменным качеством.

Изысканная кузнецовская посуда славилась отменным качеством.

Даже высокая смертность среди работников (это был труд тяжелый и вредный для здоровья) не мешала предприятию процветать и бесперебойно поставлять в разные города России посуду, зарабатывая ежегодно более миллиона рублей. Секреты уникальности кузнецовской посуды передавались из поколения в поколение. Это и особый способ заготовки глины, и высокое качество топлива, и особые краски.

Кузнецовы  производили посуду разных стилей  для людей разного достатка.

Кузнецовы производили посуду разных стилей для людей разного достатка.

Для каждого этапа (формовки, обжига, сортировки и т.д.) у Кузнецовых существовали свои узкопрофильные работники. Считается, что принцип разделения труда на производстве впервые ввел в практику именно этот завод.
Вскоре у дулевского предприятия появились свои филиалы. Сын Терентия Кузнецова Сидор открыл завод в Риге, получив возможность оперативно поставлять товар по морю за рубеж, а правнуки Якова занялись производством и в других городах. 

Постепенно Кузнецовы практически вытеснили с отечественного рынка зарубежных конкурентов, да и российских было уже немного. Но настоящим монополистом в области производства посуды предприятие Кузнецовых стало в 1889 году, когда у руля встал Матвей Сидорович Кузнецов. Он выкупил за бесценок много разорившихся российских предприятий, в том числе знаменитый фаянсовый завод Ауэрбаха, который нередко поставлял свою изящную посуду людям из высшего общества. 

Матвей Кузнецов организовал «Товарищество производства фарфоровых, фаянсовых и майоликовых изделий М. С. Кузнецова», правление которого располагалось в Москве. Оно объединило почти два десятка филиалов, вся продукция которых теперь стала маркироваться одинаково.

Матвей Кузнецов. Изображение на тарелке. /Фото:radiorus.ru

Матвей Кузнецов. Изображение на тарелке.

Вскоре Кузнецов осуществил свою давнюю мечту – приобрел завод Гарднера (который считался лучшим фарфоровым предприятием России), включая его модели, рисунки и образцы. Вместе с заводом он получил право ставить на посуде фирменный знак предприятия Гарднера и печатать все отметки о его наградах. Кроме того, у завода остались именитые заказчики, которые охотно продолжили сотрудничество с новым руководством – благо качество посуды осталось столь же высоким.

Здание товарищества Кузнецова на Мясницкой. /Фото:pastvu.com

Здание товарищества Кузнецова на Мясницкой. /Фото:pastvu.com

Кузнецов старался для каждого региона выпускать именно ту посуду, которая там востребована. Например, на Восток он поставлял пиалы и чашки с характерным причудливым орнаментом. 

Москва, Мясницкая улица.

Фарфоровый король не гнушался выпускать посуду и для предприятий общественного питания. Он понимал, что это очень большой рынок сбыта, тем более, это позволяет охватить больше потенциальных заказчиков. Часто бывало, что, увидев интересную посуду в трактире, посетитель впоследствии покупал похожую для себя. 

Селедочница. /Фото: antik-invest.ru

Селедочница

Матвей Кузнецов очень трепетно относился не только к качеству товара, но и к их художественной ценности, уделяя большое внимание росписи. Некоторых мастеров он специально отправлял учиться в Строгановку, полностью оплачивая их расходы на обучение. Известно, что Кузнецов тесно сотрудничал с Врубелем. 

Михаил Врубель, блюдо «Садко», 1899-1900 годы.

Михаил Врубель, блюдо «Садко», 1899-1900 годы.

О том весе, который имело предприятие Кузнецова, говорит хотя бы тот факт, что в начале прошлого века оно получило от императорского двора почетное право использовать на своих изделиях символ государства – изображение двуглавого орла. А сам Матвей Кузнецов удостоился звания «поставщика Императорского Двора».

Маркировка Кузнецова с орлом.

Маркировка Кузнецова с орлом.

Помимо маркировки товарищества, на посуде стояла монограмма конкретного мастера. На фото примеры таких монограмм дулевских мастеров более позднего периода. /Фото: antik-invest.ru

Помимо маркировки товарищества, на посуде стояла монограмма конкретного мастера. На фото примеры таких монограмм дулевских мастеров более позднего периода. /Фото: antik-invest.ru
Единственным конкурентом товарищества в те годы был лишь Императорский фарфоровый завод (после революции - Ленинградский завод им. Ломоносова), но предприятия Кузнецова были более динамичными, а ассортимент - более широким. 

Незатейливая по тем временам тарелка для общепита. /Фото:antik-invest.ru

Незатейливая по тем временам тарелка для общепита. 

Умер миллионер Кузнецов в 1911-м, когда его фарфорово-фаянсовая империя была на самом пике своего развития, а потомки готовы были продолжить и развивать семейное дело. Однако история перечеркнула эти планы.
После 1917-го Кузнецовы лишились всех своих заводов, кроме того, что располагался в Риге – их национализировали. Когда же Латвия стала частью СССР, отошел государству и рижский филиал. 

 

Так менялась маркировка дулевского завода после революции. С 1964 года это птичка-сокол. /Фото:antik-invest.ru

Так менялась маркировка дулевского завода после революции. С 1964 года это птичка-сокол.

После Октябрьской революции Кузнецовы были вынуждены уехать в Ригу, так как их дальнейшее пребывание в Москве было небезопасным: в 1920 году был осужден ВЧК на 15 лет Николай Николаевич, внук Матвея Сидоровича. Под волну репрессий попали также Георгий Матвеевич с племянником Николаем Александровичем. Они были арестованы как «латвийские шпионы» за переписку с родственниками и сосланы в Сибирь. К Николаю Александровичу в ссылку в Тобольск приехала супруга Софья. В 1925 году они получили разрешение вернуться в Москву, а оттуда выехать в Ригу, где обосновались остальные члены семьи Кузнецовых.

СУХАРНИЦА СО СТИЛИЗОВАННЫМ ПОЛОТЕНЦЕМ КУЗНЕЦОВСКОГО ФАРФОРОВОГО ЗАВОДА
Россия, начало ХХ века.
Производитель: Кузнецовский фарфоровый завод

В числе учредителей латвийского «Товарищества М. С. Кузнецова» были: Николай Матвеевич — главный директор, Георгий Матвеевич — коммерческий директор, Сергей Матвеевич — заведующий цехом, Михаил Матвеевич — директор фабрики шамотных изделий.Старший сын М. С. Кузнецова Александр Матвеевич заведовал гончарным заводом, его дочь Елена (Люся) работала в живописном цехе, а её родной брат Ника (Николай Александрович), по приезду из России в 1925 году, заведовал отделением большого рижского фирменного магазина

МАСЛЁНКА «БАРАШЕК»
Россия. Конец 19-го века
Производитель: Кузнецовский фарфоровый завод

Коммерческий директор «Товарищества М. С. Кузнецова» Георгий Матвеевич Кузнецов, вместе с племянником Николаем Александровичем и дядей Николаем были высланы из Латвии и попали в лагерь Соликамска. Жена Г. М. Кузнецова Мария Ивановна 13 лет прожила на спецпоселении в Томской области и умерла в ссылке в 1954 году, детей у неё не было. Семья Н. А. Кузнецова была сослана в Нарым. В июле 1943 года Николаю Александровичу разрешили поселиться в с. Нарым Томской области, куда затем разрешили приехать и жене Софье Александровне с детьми Мариной и Кириллом. Однако здоровье Н. А. Кузнецова было подорвано лагерем, и 1 декабря 1943 года он скончался от паралича сердца и резкого истощения.Софье Александровне с дочерью Мариной и внуком Вадимом разрешили вернуться в Ригу только в начале 1960-х годов. Её сын Кирилл остался в Москве.

СТАТУЭТКА «ЗА ОБЕДОМ», ТОВАРИЩЕСТВО М. С. КУЗНЕЦОВА
Россия, Тверь, конец XIX века

В Великую Отечественную войну во время немецкой оккупации оставшиеся в Риге Кузнецовы уехали из Прибалтики на Запад, в Риге осталась только Наталья Тримайлова — падчерица Н. А. Кузнецова, дочь его жены Софьи Александровны от первого брака..

СКУЛЬПТУРНАЯ КОМПОЗИЦИЯ «ИГРОКИ»
Россия, Тверская фабрика М.С.Кузнецова, 1880-1889 годы

Единственная оставшаяся в живых правнучка Матвея Кузнецова, Татьяна Матвеевна по сей день живёт в Риге. Её родители были кузенами: отец Матвей владел всеми секретами рецептов фарфора и глазурей и работал на фабрике в Риге главным химиком, однако с женой Еленой он развелся, та вышла замуж за работника фабрики Петра Долгова. Матвей Кузнецов и Петр Долгов были арестованы 23 июня 1941 года, получили обвинение в диверсии, а 27 июня расстреляны во дворе Центральной тюрьмы. Елене Долговой с дочкой Татьяной удалось избежать репрессий. Обе ещё несколько лет работали на фабрике рисовальщицами. Елена умерла в 1979 году

Память об этой династии не угаснет. Кузнецовы всегда показывали, что их товар – именно русский, и даже когда в России существовала практика ставить на посуде клейма известных зарубежных производителей, чтоб продать ее подороже, потомки Якова Кузнецова никогда этого не делали. 



Предприятия производили подсвечники и иконостасы для русских храмов, расписывая их майоликовой и эмалиевой краской и золотом, участвовали в международных выставках, представляя Россию.

Алтарь, изготовленный Кузнецовыми для храма в Новохаритонове, получил в конце позапрошлого века Гран-при-Де-Франс. Соханилась лишь его копия. /Фото:aldanov.livejournal.com

Алтарь, изготовленный Кузнецовыми для храма в Новохаритонове, получил в конце позапрошлого века Гран-при-Де-Франс. Соханилась лишь его копия. 

Иконостас с Парижской выставки был копией новохаритоновского. Создан совместными усилиями художника Краснощекова, скульптора Аненского и точильщика Иванова. Роспись - иконописца Пашкова. /Фото:aldanov.livejournal.com

Иконостас с Парижской выставки был копией новохаритоновского. Создан совместными усилиями художника Краснощекова, скульптора Аненского и точильщика Иванова. Роспись - иконописца Пашкова. 
 

Заводы
Рижская фарфоро-фаянсовая фабрика (основана в 1841 году; производство фаянсовой и фарфоровой посуды)
Дулёвский фарфоровый завод (основан в 1832 году после переноса фарфорового производства из Гжели; перешёл к М. С. Кузнецову от отца)
Фарфоровый завод Ауэрбаха, позже Тверская фабрика (ныне Конаковский фаянсовый завод, основан в 1829 году после переноса из деревни Домкино предприятия 1809 года; куплен М. С. Кузнецовым в 1870 году; фарфор, майолика, полуфаянс, строительный материал, терракота)
Будянский фаянсовый завод (основан в 1887 году, производство фаянсовой и фарфоровой посуды)
Фарфоровый завод Ф. Я. Гарднера (основан в 1766 году, куплен Кузнецовым в 1891 году, производство фарфора; ныне Фарфор Вербилок)
Фарфоровая фабрика в Славянске (основана в 1892 году, производство фаянса)
Фабрика в деревне Песочной (куплена в 1894 году; ныне Первомайский фарфоровый завод)
Фабрика в селе Песочное (куплена в 1898 году, хрусталь)

Новохаритоново. Старообрядческая церковь Георгия Победоносца, 1910-1913, своеобразный памятник роду Кузнецовых. Строительство старообрядческих храмов стало возможно лишь после 1905 года, когда было принято постановление о свободе вероисповедания. Георгиевский храм с керамическим алтарем был построен к столетию победы над Наполеоном на средства Кузнецовых, главное попечение оказывалось Иваном Емельяновичем Кузнецовым. Надо отметить, что во времена церковных реформ патриарха Никона шатровые храмы были признаны несоответствующими «церковному чину» и их сооружение запрещено с 1653 года, за исключением строительства шатровых колоколен. Но старообрядцы считали эту архитектуру своей.

Эта династия славилась и своей благотворительностью, помогая как обычным православным, так и старообрядческим храмам (сами они были старообрядцами). Кроме того, они строили, школы, приюты, больницы, бесплатные столовые.
Ну а посуду фабрики Кузнецова до сих пор можно встретить в домах не только россиян, но и жителей Китая, Персии, стран Европы.

Старообрядцы, как строители православных церквей: этот храм построен в 1913-1917, Кузнецовы помогали строительству, выделив землю и дав беспроцентную ссуду. Предшественник этого храма, деревянный храм во имя Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова в Дулеве был построен в 1887 году хлопотами Ануфриева и помощи Кузнецова.




Источники: 

https://ru.wikipedia.org/wiki

http://rus-gal.ru/producers/kuznetsovskij-farforovyj-zavod/

Цуренко И.Г., Насонова И.С., Насонов С.М. Русский фаянс и фарфор. Империя Кузнецовых и Конаково. — М.: Среди коллекционеров, 2010. — 
Цуренко И.Г., Насонова И.С., Насонов С.М. Русский фаянс и фарфор Империи Кузнецовых (частное собрание). Из прошлого в будущее (Книга вторая). — М.: Среди коллекционеров, 2015
Галкина Е., Мусина Р. Кузнецовы. Династия и семейное дело. — М.: Галерея «Времена года», 2005. 
Алексеева М. А. История одной русской семьи. Австралия, 2002.

https://kulturologia.ru/blogs/251018/41038/

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment