Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

Дмитрий Веневитинов .Талисман любви

Автор - Майя_Пешкова. Это цитата этого сообщения
Дмитрий Веневитинов .Талисман любви

 

Дмитрий Владимирович Веневитинов (14 (26) сентября 1805, Москва — 15 (27) марта 1827, Санкт-Петербург) — русский поэт романтического направления, переводчик, прозаик, философ.


Судьба поэта и философа Дмитрия Веневитинова поражает воображение даже в век пресыщенности читателя разными мистическими историями. Исключительно короткая, не слишком богатая на события, но вместе с тем яркая и неординарная жизнь этого современника Пушкина сама по себе привлекает интерес к его личности, что уж говорить об истории смерти поэта, в которой задействованы сразу и любовь, и страдание, и даже катастрофа, поразившая две тысячи лет назад античный город.

Памятник Дмитрию Веневитинову и усадьба Веневитиновых в Новоживотинном (скульптор — М. И. Дикунов)

«Душа разрывается. Я плачу как ребенок», — писал Владимир Одоевский, выражая общее настроение. О юном поэте скорбели все — какая-то особенная несправедливость есть в ранней смерти. А друзья, знавшие обстоятельства его жизни, поговаривали, что умер он от несчастной любви...

Дмитрий Веневитинов прожил на свете всего двадцать один год, и вся его жизнь стала одним большим началом – того, чему так и не суждено было продолжиться.

Неизвестный художник Портрет Дмитрия Владимировича Веневитинова 1810-е
Дмитрий Веневитинов родился 14 (26) сентября 1805 г. в Москве в приходе ныне утраченной церкви Архидиакона Евпла, что находилась на пересечении Мясницкой улицы и Милютинского переулка. Его отец, отставной прапорщик Семёновского полка Владимир Петрович Веневитинов (1777—1814), происходил из богатой воронежской дворянской семьи. Мать, Анна Николаевна, происходила из княжеского рода Оболенских-Белых. Через неё Дмитрий Веневитинов состоял в дальнем родстве с А. С. Пушкиным (приходился четвероюродным братом).

Дом Веневитинова — дом в Москве, в Кривоколенном переулке. Принадлежал семье Веневитиновых. Объект культурного наследия Федерального значения.

Неизвестный художник Портрет Анны Николаевны Веневитиновой с детьми: Алексеем, Дмитрием и Софьей Не ранее 1812 г. Бумага, акварель, гуашь. Диаметр 7,3 см Государственная Третьяковская галерея


Веневитинов вырос в сохранившемся доме в Кривоколенном переулке, где получил классическое домашнее образование, которым руководила мать. Мать Веневитинова, в девичестве Оболенская, состояла в дальнем родстве с Александром Сергеевичем Пушкиным. Дмитрий воспитывался по классической дворянской схеме – даже в гувернерах у него состоял француз по имени Дорер. Русскую словесность преподавал профессор Московского университета А. Ф. Мерзляков, а музыку, вероятнее всего, И. И. Геништа. Прекрасно изучил Веневитинов и немецкий язык, по-видимому, под руководством Х. И. Герке — гувернёра его рано умершего брата Петра.Дмитрия описывали как тихого, задумчивого и изящного молодого человека, с естественной, как будто врожденной учтивостью. Он с ранних лет испытывал тягу к литературе и к немецкой философии

Императорский Московский университет

В 1822 году Дмитрий Веневитинов поступил в Московский университет, где увлёкся немецкой философией и романтической поэзией. В университете слушал отдельные лекции, в частности курсы А. Ф. Мерзлякова, И. И. Давыдова, М. Г. Павлова и Лодера. В 1823 году успешно сдал экзамен по университетскому курсу и в 1824 году поступил на службу в Московский архив коллегии иностранных дел («архивные юноши» — так иронически назвал служащих этого архива Пушкин в своём романе «Евгений Онегин»). В августе — сентябре 1824 года вместе с младшим братом Алексеем посетил свои воронежские имения, что ярко отразилось в его письмах.

 Московский архив коллегии иностранных дел

Веневитинов организовал вместе с князем В. Ф. Одоевским тайное философское «Общество любомудрия»,«Любомудрие» - калька с греческого «философия» - объединило вокруг себя поклонников трудов немецких философов-идеалистов: князя В. Одоевского, славянофила И. Киреевского, писателя Н. Рожалина, дипломата В. Титова, критика С. Шевырева.,туда входили также И. В. Киреевский, А. И. Кошелев, В. П. Титов, Н. А. Мельгунов и другие. Посещали заседания кружка, формально не являясь его членами, М. П. Погодин и С. П. Шевырёв. Кружок занимался изучением немецкой идеалистической философии — трудов Фридриха Шеллинга, Иммануила Канта, Фихте, Окена, Фридриха Шлегеля и других. Веневитинов принимал деятельное участие в издании журнала «Московский вестник».

В.Ф. Одоевский

В те времена, когда образ философа ассоциировался прежде всего с выступлениями «французского говоруна XVIII века», члены кружка Веневитинова проводили время в чтении немецких философов, обсуждении идей Спинозы и возможности создания русской философии. «Любомудры», и в их числе Веневитинов, считали необходимым выражать и распространять свои философские принципы через литературу – стихи и прозу, в которых они видели большой просветительский потенциал.
С декабрьским восстанием 1825 года собираться вместе стало опасно, и Общество самораспустилось, прекратив регулярные встречи в доме Одоевского и уничтожив все протоколы и уставы.

В 1862 году было издано Полное собрание сочинений Д.В. Веневитинова
 

Стихи Веневитинова, которых он оставил около пятидесяти, по безупречности формы, по эмоциональному наполнению сравнивали с пушкинскими. Возможно, именно этой стезе посвятил бы поэт силы, проживи он на несколько десятков лет больше. Помимо собственных сочинений, Веневитинов написал критическую статью к первой главе «Евгения Онегина», занимался переводами произведений Гофмана и Гете. В его доме в Кривоколенном переулке Пушкин читал поэму «Борис Годунов», и память об этом событии, видимо, позволила уберечь от сноса особняк Веневитиновых в Москве.

Памятная табличка на доме Д. Веневитинова в Кривоколенном переулке

В своей литературной деятельности Веневитинов проявил разносторонние дарования и интересы. Он был не только поэтом, но и прозаиком, писал литературно-программные и критические статьи (известна его полемика с Н. А. Полевым по поводу 1 главы пушкинского «Евгения Онегина»), переводил прозаические произведения немецких авторов, в том числе Гёте и Гофмана (Е. А. Маймин. «Дмитрий Веневитинов и его литературное наследие». 1980).

Веневитиновым было написано всего около 50 стихотворений. Многие из них, особенно поздние, наполнены глубоким философским смыслом, что составляет отличительную черту лирики поэта.

ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ВЕНЕВИТИНОВ

Центральная тема последних стихотворений Веневитинова — судьба поэта. В них заметен культ романтического поэта-избранника, высоко вознесенного над толпой и обыденностью:

…Но в чистой жажде наслажденья
Не каждой арфе слух вверяй
Не много истинных пророков
С печатью тайны на челе,
С дарами выспренних уроков,
С глаголом неба на земле.

Ряд стихотворений Веневитинова 1826—1827 гг., написанных за несколько месяцев до смерти поэта («Завещание», «К моему перстню», «Поэт и друг») можно с полным правом назвать пророческими. В них автор словно предвидел свою раннюю кончину:

…Душа сказала мне давно:
Ты в мире молнией промчишься!
Тебе всё чувствовать дано,
Но жизнью ты не насладишься.

Веневитинов был также известен как одарённый художник, музыкант, музыкальный критик. Когда готовилось посмертное издание, Владимир Одоевский предлагал включить в него не только стихотворения, но и рисунки, и музыкальные произведения: «Мне бы хотелось издать их вместе с сочинениями моего друга, чудно соединявшего в себе все три искусства».

Дмитрий Веневитинов, несмотря на молодой возраст, был весьма значимой фигурой в культурной жизни Москвы, и можно было уже смело предсказывать его блестящую литературную карьеру, но в судьбе поэта и философа появилась Зинаида Волконская.

Блажен, блажен, кто в полдень жизни
И на закате ясных лет,
Как в недрах радостной отчизны,
Еще в фантазии живет.
Кому небесное — родное,
Кто сочетает с сединой
Воображенье молодое
И разум с пламенной душой.

Встреча с Волконской перевернула жизнь Веневитинова — он влюбился со всей страстью двадцатилетнего поэта. Увы, безнадежно: Зинаида была старше его на 16 лет, и к тому же давно замужем, за братом будущего декабриста. И хотя тот был человеком для нее бесконечно далеким, но... кроме чувств есть еще и мнение света.

Романтические прогулки по Симонову монастырю, задушевные разговоры — поэту дарован был всего лишь миг счастья... Пришел час, и Зинаида попросила о разрыве отношений, в знак вечной дружбы подарив Дмитрию кольцо. Простой металлический перстень, извлеченный на свет из пепла при раскопках Геркуланума... Друзья говорили, что Веневитинов никогда не расставался с подарком княгини и обещал надеть его или идя под венец, или стоя на пороге смерти. Кольцо стало для него талисманом, памятью о непреходящей любви:

«Царица муз и красоты», блестящая хозяйка салона, была дочерью А. Белосельского-Белозерского, мецената, и сама живо интересовалась всеми жанрами искусства, в том числе выступая на европейских театральных подмостках, а также науками – историей, археологией, этнографией России. Эта женщина и стала роковой любовью Дмитрия Веневитинова.

О, будь мой верный талисман!
Храни меня от тяжких ран
И света, и толпы ничтожной,
От едкой жажды славы ложной,
От обольстительной мечты
И от душевной пустоты.
..
 Особняк Волконской на Тверской (позже в этом здании разместился магазин «Елисеевский») был средоточием культурной жизни Москвы, в нем бывали и Пушкин, и Вяземский, и Мицкевич, и Баратынский – был в числе завсегдатаев салона и Дмитрий Веневитинов.

 

Бывший особняк З. Волконской на Тверской
В ноябре 1826 г. Веневитинов, по протекции княгини Зинаиды Волконской, перебрался из Москвы в Петербург, поступив на службу в Азиатский департамент Министерства иностранных дел. При въезде в Петербург поэт, вместе с Ф. С. Хомяковым и библиотекарем графа Лаваля О. Воше, провожавшим в Сибирь жену декабриста кн. С. П. Трубецкого, Екатерину Ивановну (урождённую Лаваль), был арестован по подозрению в причастности к заговору декабристов. 

Княгиня Зинаида Александровна Волконская

Он провёл три дня под арестом на одной из гауптвахт Петербурга. Допрашивал Веневитинова дежурный генерал Главного штаба А. Н. Потапов. По словам биографов, арест и допрос сильно подействовали на Веневитинова. Поселились Веневитинов и Хомяков в доме Ланских. Пребывание вдали от родных и друзей, вдали от родной Москвы угнетало поэта, хотя круг общения в Петербурге и был довольно широк: здесь уже жили В. Ф. Одоевский и А. И. Кошелев. Частым гостем Веневитинова был А. Дельвиг.

Перед отъездом из Москвы Волконская подарила Дмитрию перстень - на память о себе. Биографы поэта и сейчас видят в этом поступке коварное намерение женщины крепче привязать к себе молодого поэта.
 

Перстень, подаренный Зинаидой Волконской Дмитрию Веневитинову

Перстень был найден на развалинах древнеримского города Геркуланума, который погиб при извержении вулкана Везувий в 79 году. Веневитинов носил этот романтичный подарок на брелке часов, заявляя, что наденет кольцо на палец только в одном из двух случаев: на смертном одре или во время венчания со своей любимой княгиней.


 


В стихотворении под странным для двадцатилетнего юноши названием «Завещание», он пишет:
Вот час последнего страданья!
Внимайте: воля мертвеца
Страшна, как голос прорицанья.
Внимайте: чтоб сего кольца
С руки холодной не снимали:
Пусть с ним умрут мои печали
И будут с ним схоронены.

 Веневитинов сильно простудился 2 марта, перебегая легко одетым с бала в доме Ланских в свой флигель. Умер 15 (27) марта 1827 г. в Петербурге в окружении друзей, по-видимому, от тяжёлой пневмонии, не дожив до 22 лет. Отпели поэта в церкви Николы Морского. Тело было отправлено в Москву. Похоронили Д. В. Веневитинова 2 апреля 1827 года на кладбище Симонова монастыря в Москве. На похоронах были А. Пушкин и А. Мицкевич.

 

Веневитинов завещал надеть ему на палец в час кончины перстень из Геркуланума — подарок Зинаиды Волконской. Когда он впал в забытьё, перстень надел на его палец А. С. Хомяков. Вдруг Веневитинов очнулся и спросил: «Разве меня венчают?» И умер. В тридцатые годы двадцатого века, при сносе Симонова монастыря, тело Д. В. Веневитинова было эксгумировано и перезахоронено на Новодевичьем кладбище, 2 уч. 13 ряд. Прах матери и брата Дмитрия, Алексея Веневитинова, перезахоронен не был. Могилы были уничтожены. При эксгумации перстень был снят с пальца поэта супругой архитектора Петра Барановского Марией Юрьевной и сейчас хранится в Литературном музее

Зинаида Волконская уехала из России через два года, жила в Италии, и к концу жизни стала тратить все силы и средства на благотворительность. По странному совпадению, причиной ее смерти называли простуду, которую она подхватила, сняв с себя и отдав нуждающемуся свою верхнюю одежду.    

Кошелев А. И., Литературные записки. — Берлин, 1884.
Барсуков Н., Жизнь и труды Погодина. — СПБ., 1888—1899 (см. по указателю при последнем XXII т.).
Пятковский А. П., Кн. Одоевский и Веневитинов, 3-е изд. — СПБ., 1901.
Бобров Е., Литература и просвещение в России XIX в., т. I. — Казань, 1901.
Котляревский Н., Старинные портреты. — СПБ., 1907.
Бобров Е., Философия в России, сб. II и Известия отделения русск. яз. и словесн., т. XV, кн. 1. — СПБ., 1910.
Сакулин П. Н., Из истории русского идеализма, кн. В. Ф. Одоевский, т. I. — M., 1913.
Шпицер С., Материалы для биографии Веневитинова // «Голос минувшего». — № 1. — 1914. 

 https://kulturologia.ru/blogs/251118/41418/

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments