Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

С фронтовой "горочки" на читинский вокзал...

Автор - Agnieszka75. Это цитата этого сообщения
С фронтовой "горочки" на читинский вокзал...

 

О войне отец мне рассказывал мало. Но тогда еще было много боевых друзей, они отводили душу в своем шумном задорном кругу. Все – молодцы, как на подбор: щеголеваты в своих галифе, заправленных в начищенные до блеска сапоги, в лихо стянутых на поясе ремнем гимнастерках. И со звоном наград… 

(Отец стоит посередине. Брно.9 мая 1945))

100663717_large_poem (344x480, 89Kb)

122485788_DSC08071 (525x700, 244Kb)

Я родилась через 5 лет после окончания войны, и все раннее детство прошло  под забористый фронтовой аккомпанемент. Я даже  теплушку помню, в которой мы переезжали к новому месту службы отца. И в памяти в деталях необычный эпизод, в котором я возгордилась своим сильным, молодцеватым папой. В теплушке мы  с мамой сидели у окна-двери, свесив наружу ноги, по которым билась высокая густая трава. Было лето, поезд тащился едва-едва…И тут с моей ножки упала в траву танкетка. На мой визг  повыскакивал   военный люд из соседних вагонов… И отец мигом спрыгнул с поезда, мама в волнении: «Ты куда! Да ну ее, эту танкетку!» А мой папа нашел в густых травяных зарослях дочкину обувку, догнал наш вагон и лихо вскочил к нам!

Я горделиво сияла…

 

Но это было уже позднее. А пока мой будущий отец в составе своего 64 автомобильного полка  из майской победной Чехословакии отправляется  снова на фронт. Ждала империалистическая Япония. И оказалось, не только она…

(отец третий справа, во втором ряду сидящих)

122486263_01_001 (699x521, 303Kb)

Шел 1945 год. Читинский железнодорожный узел, оживленный в августе того МЕЖвоенного года. На путях у важной стрелки на посту забайкальская кареглазая девчонка осьмнадцати годков. Стоит, крепко сжимая в девчачьих руках – винтовку, а огромные, в густых черных ресницах, глаза испуганно вытаращены: на нее летит… не японский самолет, который нельзя было пропустить, нет, гигантских размеров черный жук-усач. Юное сердчишко панически бухает, но пост покинуть нельзя. И девчонка  пытается  боевым оружием отогнать жука…

Через пару рельсовых путей за происходящим сражением наблюдает группка боевых щеголеватых  военных, с  остановившегося неподалеку воинского эшелона. Один из них, подправляя лихо затянутую ремнем гимнастерку, направляется  к бравой стражнице, а та, махом забыв про жука, переводит  винтовку на него: «Стой!». Такой  была первая встреча  моих родителей.

Бравый фронтовик, с украинской Луганщины, сразу положил серьезный голубой взгляд на карие глаза забайкальской  красавицы. Но прозвучала команда: «По эшелонам!», и, едва успев черкнуть  на пачке папирос имя забайкальской красавицы – Даша, мой будущий отец  поехал дальше, в Цицикар, который я долгое время не могла разобрать на фронтовом фото, почитая венгерским неведомым городишком.

(это фото из Цицикара, отец справа))

100663715_large_druzya (329x480, 116Kb)

И лишь ныне, восстанавливая боевой путь отца, наткнулась на этот китайский город, фигурирующий  на всех военных картах того времени как место жесточайших сражений. А ведь отец про эту войну вообще ничего не рассказывал! Более того, предпочитал отшучиваться, мол, пока ехали эшелонами, война и закончилась. А я, как дундук, принимала на веру…  И жаль, конечно, что не была настойчивой в расспросах. Нам тогда казалось, что жить мы все будем вечно и еще успеем...  

 

Уже после ухода отца в мир иной в 1977 году, я нашла в его военных документах потертую на сгибах  справку об объявлении  ему личной благодарности маршала Василевского за отличное выполнение особо важного задания Ставки Верховного Главнокомандования в первый день состояния войны с Японией...

А за что конкретно… кануло в вечность… Расспросить о подробностях уже было некого…

 

  А что же та встреча на читинском вокзале? После победного 2 сентября отцовский 64 автомобильный полк в январе 1946 года вернулся в Читу. Бравый военный  в увольнении разыскал на читинской узловой приглянувшуюся ему Дашутку. Девчонка  стояла на страже с неизменной винтовкой  у такой же важной стрелки, но уже в  белом овчинном тулупе: забайкальский мороз вам не шутка, до -50 доходит.  Но зато страшные жуки не летают. Завитки иссиня-черных волос путались с барашковыми колечками воротника тулупа. Густые заиндевевшие ресницы взлетели изумленно вверх, а несмелый карий взгляд пересекся с горящим синим взором… Винтовка выпала из ослабевших от неожиданности девчачьих рук, бравый военный лихо ее подхватил...

15 января они встретились во второй раз, чтоб уже не расставаться.

надпись на фото (315x448, 99Kb)

Так  образовалась новая семейная синеглазо-кареглазая, украинско-забайкальская пара. Поколесили они вместе по Дальнему Востоку, снова прибыли в Забайкалье, и в кяхтинском военном гарнизоне появилась на свет зеленоглазая папина дочка. Которая не отходила от папы ни на шаг. А он, будучи уже немолод, наверное, переживал наново свое детство, пытаясь дать доце то, чего был сам лишен  в начале своей довоенной жизни.

Мама часто пела своим красивым зыкинским голосом песню, в двух вариантах - украинскую про «айстри били» и русскую, как кто-то с горочки спустился… Аккурат, про их встречу с моим отцом, ее мужем.

С одинаковым воодушевлением пела, и чувствовалось,

что одинаковы близки ей и айстри бiлi, и  спустившийся с горочки фронтовик.

100663719_large_roditeli (609x480, 97Kb)

Мои родители.

Русская мама(из рода забайкальских и донских казаков)

и украинец отец...

В августе 1945 спустившийся с фронтовой "горочки"

  на  читинский вокзал,

где и встретил  мою маму.

Кто знает, может, и цвели в том августе белые астры...

Не до них было, девчонка винтовку держала, охраняя ж/д пути...



Светлой памяти моих родителей...

 

Вспоминаю я часто отца,
не дожившего до торжественной даты.
Он войну отшагал до конца -
рядовым советским солдатом...
 
И троих моих сыновей
никогда не качал на коленях
под песню юности луганской своей,
про курганы, спящие в темени.
 
А сердце тревожится вновь и вновь:
почестей отцу досталось мало.
Наша память и наша любовь
да горстка печально звенящих медалей.
 
День Победы для нас день святой,
и война для нас не история.
Это ломоть  жизни нашей  любой,
горькими слезами присоленный.
 
 
(Стихотворение написано мною к 60-летию Великой Победы.
Отца война "догнала" в 1977 году...)
 
 
 
С Днем Великой Победы советского народа!
 
Склоним головы …
 
И гордо поднимем взоры к мирному небу,
 
за которое скажем "СПАСИБО!"
 
 
 

Серия сообщений "День Победы":

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments