Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

Человек-легенда Александр Печерский в жизни и кино

Автор - INSTITYTKA. Это цитата этого сообщения
Человек-легенда Александр Печерский в жизни и кино

Собибор zknKVByatpHfGdqPyabo8TURBmb (491x700, 87Kb)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кинофильм "Собибор" посмотрела в кино ещё 5 мая. Испытала шок от того, что в Тамбове международный бестселлер заинтересовал всего 8 человек, которые вместе со мной пришли на кинокартину Константина Хабенского. Для сравнения, в соседнем зале шла кинолента "Мстители", на которой были 87 человек. Но потом подумала, что не каждый нормальный человек захочет смотреть фильм об ужасах концлагерей. Я не буду писать свои впечатления о фильме. Слишком тяжелая тема. И по приходу домой прочитала столько противоречивой информации о фильме, чтобы якобы в его сюжет заложена ложь о единственном побеге из концлагеря. Это отмечали многие пользователи киноресурса kino-teatr.ru. Но когда я у них спросила, чтобы они привели другие примеры организованных восстаний в концлагерях, никто не ответили. Родственникам Печерского картина понравилась, а на всех не угодишь никогда.

Предлагаю посмотреть документальные фильмы о лагере "Собибор" и программу "Познер", гостем которой был Константин Хабенский.

Познер - Гость Константин Хабенский. Выпуск от 23.04.2018



Надо отметить, что Владимир Владимирович Познер вел переписку с семьей Печерского, о чем ниже рассказывает внучка героя.

Документальные фильмы о "Собиборе"





Источники

http://www.netzulim.org/R/OrgR/Articles/Stories/KadzhaiaSobibor.html

http://rslovar.com/content/

https://rg.ru/2016/06/18/rodina-sobibor.html

 

 

Александр Печерский

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О единственном случае в истории, когда из концлагеря бежали все узники, и об организовавшем его ростовчанине Александре Печерском написано многое, но далеко не вся информация достоверна. О том, как это происходило в действительности, рассказали родные Александра Печерского, живущие в Ростове. Вот воспоминания единственной дочери Александра Ароновича, Элеоноры Александровны:

- В 1941 году папа пошёл на войну, попал в окружение, был взят в плен. В 1943-м вместе с частью других заключённых его отправили в концлагерь Собибор. Сейчас все знают об ужасах Бухенвальда и Освенцима, однако в 40-х годах фашисты утверждали, что это рабочие лагеря, где пленные трудятся на благо Германии. Собибор был засекречен, потому что его изначально предназначили для уничтожения евреев. Мир ещё не знал о газовых камерах. Но даже такому лагерю требовался обслуживающий персонал. Фашисты выбирали из прибывших пленных портных, сапожников, столяров - тех, кто будет шить форму для охранников, делать мебель...

Они тоже были обречены на смерть, но небольшой срок у них оставался в запасе. Друг уговорил папу назваться мастерами и выиграть время. В Собиборе создали подпольный комитет. Небольшая группа людей из тех, кто ещё не был сломлен духом, решила бежать из концлагеря. Папа сразу сказал: «Бежать должны все, иначе тех, кто останется, уничтожат сразу же после побега». Он и стал организатором побега. История восстания в Собиборе, вошла во многие энциклопедии.

СПРАВКА:

14 октября 1943 года узники Собибора подняли восстание. Согласно плану Печерского, они должны были тайно, поодиночке, ликвидировать персонал лагеря, а затем, завладев оружием, находившемся на складе, перебить охрану. Узники, среди которых были граждане самых разных стран, договорились, что в назначенный час эсэсовский персонал лагеря вызовут в разные мастерские будто бы по делу и там нападут на них.

План удался лишь частично - восставшие смогли убить несколько эсэсовцев и охранников, но завладеть оружейным складом не удалось. Охрана открыла огонь по заключённым, и они вынуждены были прорываться из лагеря через минные поля. Им удалось смять охрану и уйти в лес.

Это было единственное успешное восстание в концлагере в годы Второй мировой войны. Утверждают, что после того как Гиммлер узнал о происшедшем, он приказал сровнять лагерь Собибор с землёй.

Восстание в Собиборе

Осенью 1943 года узники лагеря смерти Собибор совершили невозможное: они подняли восстание, перебили почти всех эсэсовцев охраны и вырвались на волю. Восстание в Собиборе – одна из самых героических страниц истории Сопротивления в годы второй Мировой войны, единственный за всё это время случай, когда восстание узников завершилось победой. Оно уникально по плану, по исполнению и по кратковременности подготовки. На Западе о нём издано немало книг и создано несколько фильмов. Но в России оно мало кому известно, хотя руководил восстанием советский офицер, лейтенант Александр Аронович Печерский, а ядро восставших составили советские военнопленные-евреи. Готовя эту статью, я обзвонил многих своих знакомых, но почти никто из них, в том числе и евреев, не смог мне ответить на предельно простой вопрос: «Что ты знаешь про Собибор?». Забвением покрыта и память о Печерском на его родине в Ростове-на-Дону: ни улицы или площади его имени, ни памятника на могиле. Не награждён он также ни одной государственной наградой…

В марте 1942 года по специальному приказу Гиммлера, руководителя СС и шефа гестапо, близ небольшого городка Собибор в Люблинском воеводстве был построен в условиях строжайшей секретности лагерь смерти исключительно для уничтожения евреев. Его существование было окутано непроницаемой завесой тайны. Этот край находится в лесной глуши, вдалеке от главных маршрутов и городов, почти у самого Буга, где в начале войны проходила граница с СССР.

22 сентября 1943 года в Собибор прибыл состав, доставивший из Минского трудового лагеря СС две тысячи евреев, в том числе женщин и детей. Большинство из них были жителями Минского гетто, которое ровно через месяц, 23 октября, немцы ликвидировали. Последних его обитателей расстреляли в Малом Тростянце. В числе вновь прибывших находилась и группа из шестисот военнопленных-евреев и среди них единственный офицер – лейтенант Александр Аронович Печерский.

В лагере существовал подпольный комитет, который задумал организовать восстание и побег. Возглавлял комитет Леон Фельдгендлер. Но и сам Леон, и его соратники были глубоко штатскими людьми и осуществить восстание они, конечно же, не смогли бы. Но вот прибыл эшелон из Минска. Среди военнопленных Печерский выделялся и ростом, и статью, и уверенностью в поведении, да и сами военнопленные обращались к нему, как к командиру. Фельдгендлер подошёл к Печерскому и заговорил с ним на идише, но тот его не понял. Однако Леон, как большинство польских евреев, мог изъясняться по-русски, так что языковый барьер удалось преодолеть. Что касается других старожилов Собибора, то общение Печерского с ними происходило с помощью Шломо Лейтмана, прибывшего тоже из Минска.

Франц Штангль, комендант Собибора (а позднее – комендант Треблинки), во время суда над ним так ответил на вопрос, сколько человек могло быть убито за один день: «По вопросу о количестве людей, пропускаемых через газовые камеры за один день, я могу сообщить, что по моей оценке транспорт из тридцати товарных вагонов с тремя тысячами человек ликвидировался за три часа. Когда работа продолжалась около четырнадцати часов, уничтожалось от двенадцати до пятнадцати тысяч человек. Было много дней, когда работа продолжалась с раннего утра до вечера».

Всего за время существования лагеря, в нём было уничтожено более 250 тысяч евреев, из них около сорока тысяч детей. Что касается 600 военнопленных, прибывших из Минска, то ко дню восстания в живых оставалось из них лишь 83. Та же участь ждала и остальных, поэтому Печерский спешил, идя на смертельный риск: достаточно было хоть одному человеку донести немцам о готовящемся восстании, и все в тот же день были бы уничтожены. Но предателя не нашлось…

Печерский, освоившись с обстановкой, разработал план восстания: уничтожить предварительно немецких офицеров поодиночке и быстро, в течение одного часа, чтобы они не успели обнаружить исчезновения своих и поднять тревогу. Главная задача заключалась в том, чтобы все организовать тайно, чтобы как можно дольше не привлекать внимание эсэсовцев и охраны.

Восстание было назначено на 14 октября. Вот что рассказывает об этом Семён Розенфельд, один из советских военнопленных: « В полдень Печерский меня позвал и говорит: „Сюда после обеда должен прийти Френцель, комендант первого лагеря. Подбери хороший топорик, наточи его. Рассчитай, где Френцель будет стоять. Ты должен убить его. “ Я, конечно, приготовился. Мне было двадцать лет, и я не был такой уж герой, но убить Френцеля – справлюсь»… Судьбе было угодно распорядиться так, что Семён Розенфельд штурмовал Берлин и оставил на рейхстаге надпись: «Минск – Собибор – Берлин»…


Лагеря смерти

Начальник лагеря гауптштурмфюрер Иоганн Нойман прибыл в портняжную мастерскую на двадцать минут раньше срока. Он слез с лошади, бросил поводья и вошел. Там были, кроме мастеровых, Шубаев и Сеня Мазуркевич. У дверей лежал топор, прикрытый гимнастеркой. Нойман снял мундир. Пояс, на котором висела кобура с пистолетом, он положил на стол. К нему поспешил портной Юзеф и начал примерять костюм. Сеня подошел ближе к столу, чтобы перехватить Ноймана, если он бросится за пистолетом. Убить топором немца должен был Шубаев, такого же высокого роста, как и Нойман. Нойман все время стоял лицом к Шубаеву. Тогда Юзеф повернул немца лицом к двери под предлогом, что так лучше делать примерку. Шубаев схватил топор и со всего размаха хватил Ноймана обухом по голове. Из нее брызнула кровь. Фашист вскрикнул и зашатался. Вторым ударом Шубаева Нойман был добит. Труп его бросили под койку в мастерской и закидали вещами. Залитый кровью пол быстро засыпали приготовленным заранее песком, так как через пятнадцать минут должен был прийти второй фашист.

«Тотчас же Шубаев схватил пистолет Ноймана и принес мне,- вспоминал Печерский.- Я обнял его. Все утро я страшно волновался, хотя всячески старался скрыть это. Но как только я узнал, что немцев уничтожают и план выполняется, сразу успокоился».

Ровно в четыре часа штурмфюрер Геттингер явился в сапожную мастерскую и спросил, готовы ли его сапоги. И когда он сел примерять, Аркадий Вайспапир одним взмахом топора зарубил его. В десять минут пятого в сапожную зашел штурмфюрер Иоахим Грейшут. Он тут же был убит Лернером. Цибульский со своей группой уничтожили во втором секторе четырех фашистов. После этого он пошел к унтершарфюреру Зигфриду Вольфу и сказал, что имеется хорошее кожаное пальто. Пока его никто не взял – пусть он пойдет и заберет. Вольфа уничтожили и тоже спрятали среди вещей замученных людей. Той же дорогой последовали еще два фашиста. Но с четвертым оказалось труднее, он находился в конторке, где стоял несгораемый шкаф с награбленным золотом. Цибульский понес драгоценности в контору штурмфюрера Клятта, делая вид, что хочет передать ему дневную добычу, найденную в карманах убитых. Фашист подозрительно насторожился, но Цибульский вскочил на него и начал душить, тут же подскочили остальные.

Может возникнуть вопрос, как это удалось так легко ликвидировать эсэсовцев? Ответ прост: им даже в голову не приходило, что евреи способны к организованному сопротивлению, они же не считали их за полноценных людей, вот и поплатились. Но главное, восстание организовал кадровый военный и участвовали в нём на первом, самом сложном этапе тоже военные, успевшие, как говорится, понюхать пороху.

Участник восстания историк Томас Блатт так оценивает количество бежавших, погибших и спасшихся узников Собибора: общее количество узников, находившихся в лагере в день восстания, – 550. Из них:
не смогли или не захотели бежать (и были убиты сразу или вскоре после восстания) – 150,
погибли на минах и от пуль немцев и охраны – 80,
вырвались с территории лагеря и достигли леса – 320.
Из этих 320 узников: пойманы и казнены – 170.
Из оставшихся в живых 150 узников:
погибли в войне с немцами в партизанских отрядах
и в армии – 5,
погибли в убежищах, тайниках и т. п. (в основном от рук враждебно настроенных лиц из местного населения) – 92,
дожили до освобождения Красной армией – 53.

Сам лагерь по указанию Гиммлера снесли до основания, место, на котором он стоял, перепахали и засеяли многолетней травой – как будто это было обыкновенное поле.

Самую высокую оценку дал восстанию узников Собибора президент Польши Лех Валенса:
- Есть в Польской земле места, которые являются символами страдания и низости, героизма и жестокости. Это – лагеря смерти. Построенные гитлеровскими инженерами, управляемые нацистскими «профессионалами» лагеря служили единственной цели – полному истреблению еврейского народа. Одним из таких лагерей был Собибор. Ад, созданный человеческими руками… У заключенных практически не было шансов на успех, однако они не теряли надежды.

Спасение жизни не было целью героического восстания, борьба велась за достойную смерть. Защищая достоинство 250 тысяч жертв, большинство из которых были польскими гражданами, евреи одержали моральную победу. Они спасли свое достоинство и честь, они отстояли достоинство человеческого рода. Их деяния нельзя забыть, особенно сегодня, когда многие части мира снова охвачены фанатизмом, расизмом, нетерпимостью, когда вновь осуществляется геноцид.

Собибор остается напоминанием и предостережением. Однако история Собибора – это еще и завет гуманизма и достоинства, триумф человечности.
Воздаю долг памяти евреям из Польши и других стран Европы, замученным и убитым здесь на этой земле.

Это послание, написанное по случаю 50-летия восстания, не меняя в нём ни строчки, ни единого слова, можно было бы адресовать и сегодня оставшимся в живых участникам восстания – а их сейчас по пальцам пересчитать. На постсоветском пространстве только двое: Аркадий Вайспапир проживает в Киеве, Алексей Вайцен - в Рязани.

...и сразу - в штрафбат!

Дальше было вот что: разбившись на маленькие отряды, пленные стали расходиться. Печерский со своим отрядом пошёл в Белоруссию, там они влились в партизанский отряд имени Щорса и воевали в его составе до прихода Красной армии. Когда подошли наши войска, Александра Печерского как подозреваемого в измене Родине «СМЕРШ» отправил в штрафной батальон. И всё же нашлись люди, которых потрясла его судьба. Они помогли ему поехать в Москву и обратиться в Комиссию по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников. Его рассказ выслушали писатели Павел Антокольский и Вениамин Каверин, позже написавшие очерк «Восстание в Собиборе».

История уничтожения лагеря Собибор стала частью обвинения на Нюрнбергском процессе. Международный трибунал хотел видеть Печерского в качестве свидетеля, однако советские власти по непонятной причине не выпустили его в Германию.

 

В этом году организатор побега узников из фашистского концлагеря "Собибор" Александр Печерский был удостоен ордена Мужества. Награду получила его внучка, ростовчанка Наталья Ладыченко.

Ее рассказ записала корреспондент "Родины".

А. Печерский с дочерью Элеонорой

 

Мы с дедушкой жили в одной квартире 14 лет. К нему бесконечно приезжали бывшие заключенные концлагеря и те, кто интересовался этой темой. Потоком шли письма выживших во время побега, их родственников и просто тех, кто хотел узнать правду из первых уст. Я росла в этой атмосфере.

Лагерь "Собибор" предназначался для массового уничтожения евреев. Был надежно спрятан в глухих лесах Восточной Польши. Эшелоны с жертвами приходили каждую неделю. Дольше остальных могли прожить столяры, плотники, портные, сапожники, которые обслуживали мучителей. Но в перспективе убить должны были всех.

По приказу Гиммлера лагерь сровняли с землей, чтобы скрыть следы преступлений. Но массовый побег дал им мировую огласку.

 

Подпольщики доверились дедушке после одного случая. Эсэсовец изгалялся над тщедушным голландцем, заставляя его разрубить толстенную деревянную колоду. Вокруг собрались заключенные. Фашист поймал взгляд дедушки, и, видимо, он ему не понравился. Новичку, а дед совсем недавно был доставлен в лагерь, было приказано разрубить дерево.

Деду было 34, он был физически крепким. Но расколоть такую колоду мог далеко не каждый. Он разрубил ее с четвертого раза, хотя до последнего не верил, что получится. В обычной ситуации, наверное, не смог бы, но в экстремальной... Надзиратель протянул ему пачку сигарет, но дед от нее отказался, сказал, что не курит.

Подпольная ячейка была интернациональной, как и весь концлагерь. Разговаривали с помощью жестов. На предложение устроить побег дедушка ответил: если бежать, то только всем лагерем. Он не был кадровым военным, но, наверное, узники в нем увидели что-то особенное, если попросили возглавить восстание.

Бежали все. Многие в тот день, 14 октября 1943 года, погибли на минном поле, были застрелены в лесах, где беглецов преследовали надзиратели. Но дедушка вместе с выжившими товарищами пересек Буг, попал в белорусский партизанский отряд. Когда пришли советские войска, его отправили в штрафбат - смывать плен кровью.

Смывал...

В 1987 году дедушке не разрешили поехать в Америку на премьеру голливудского фильма "Побег из Собибора". Однако сразу после войны ростовское издательство "Молот" выпустило в свет тонкую книжицу "Побег из Собибора", написанную дедушкой. Он начал писать ее еще в госпитале, а сестра была знакома с редактором, показала ему заметки брата. Один из первых экземпляров книги хранится в нашей семье, несколько лет назад ее впервые переиздали. В том же 1945 году о подвиге деда рассказала "Комсомольская правда".

К своему архиву он не подпускал никого, даже жену - мою бабушку. У него все было аккуратно разложено по хронологии и географии. Потому что писем приходило много и отовсюду. Он хранил все до единого. Зачем? С единственной целью - чтобы о "Собиборе" не забыли.

Он умер в 1990 году. Но люди продолжают его искать, чтобы сказать спасибо за сделанное более 70 лет назад! А недавно маме позвонили из Америки и сказали, что хотят передать ей дедушкину медаль. Там Александру Печерскому присудили какую-то почетную награду, а получил ее за него Томас Блат, тоже узник "Собибора", после войны приезжавший к деду в Ростов.

Сейчас уже и Томаса нет в живых. А его дочь считает своим долгом вернуть награду в семью Печерского. В очередную годовщину побега 14 октября нам планируют передать медаль.

Часто спрашивают: сожалел ли Александр Печерский, что на родине у него нет наград, признания? Он вообще не думал об этом.

Каким он был? Очень творческим, таких называют подельниками. Сколько себя помню, дедушка украшал новогоднюю елку игрушками, которые мастерил сам. Всем было удивительно видеть домики, похожие на настоящие, со "снегом" на крыше из ваты, занавесками на окнах, внутри которых горел огонек.

Однажды он сделал из фанеры большой макет концлагеря. Воссоздал все постройки, опутав лагерь колючей проволокой. "Собибор" всегда незримо присутствовал в его душе. Поэтому дед не мог слышать детский плач, от него ему становилось плохо.

 

Письмо от Познера

Рассказывает единственная внучка Александра Ароновича, Наталья Юрьевна ЛАДЫЧЕНКО:

Александр Печерский- После войны дедушка работал заместителем директора Ростовского театра музкомедии. Он никогда не думал о том, чтобы покинуть родной город. Хорошо помню письма, приходившие к нему из Англии, Австралии, США. На них были такие красивые марки! Я их отклеивала и собирала. Дело в том, что после войны Сашко из Ростова стали разыскивать те, кого он спас. Написали в Москву и получили адрес. А вот артист, который сыграл его в фильме «Побег из Собибора», совсем на него не похож. Дедушка был брюнетом, а он блондин. Кстати, Рутгер Хауэр очень хотел приехать в Россию и познакомиться с дедушкой. Знаю, что в Голландии совместно с киностудией «Ленфильм» сняли документальный фильм об узниках Собибора. Съемочная группа приезжала в Ростов и сняла Александра Ароновича с женой, записала его рассказ. Фильм получил в этой стране главный приз кинофестиваля. Но сам дедушка никогда не был ни в Голландии, ни в Соединённых Штатах, его приглашали на премьеру фильмов, но выезд ему не разрешили.

У нас хранится письмо от Владимира Познера за 1987 год. Он пишет, что был поражён, когда узнал, что Печерскому не разрешили выехать за рубеж, чтобы побывать на премьере фильма, снятом о нём. Обещает, что будет добиваться визы. Ему действительно удалось сделать невозможное - вскоре на пороге квартиры появились вежливые мужчины в штатском с документами, которые сообщили, что он может ехать. Однако дедушка был глубоко оскорблён всей этой историей и отказался. В семье хранится реликвия: рубашка, которую на удачу подарила перед побегом Сашко одна из узниц по имени Люка. Это рубашка её отца, воевавшего в Испании, получившего тяжелое ранение и спасённого русской медсестрой. В ней Сашко бежал из лагеря, сохранил её, воюя в белорусских лесах, штрафном батальоне, она приехала с ним и в Ростов.

 

Вторая реликвия - картина: пёс, вышитый им болгарским крестом. Он сам красил нитки, сам делал багет к картине. Это очень дорогая для нас реликвия: ведь в первые годы после войны узников концлагерей считали предателями Родины, и дедушку не брали на работу. Он продавал на рынке вышитые им картины, и этим зарабатывал на жизнь для своей семьи. Вышивание было любимым увлечением Сашко.

 

 

 

Памятная доска Печерскому в Ростове

 

 

 

Открыта доска в память о Печерском

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Памятник в Тель-Авиве говорит о подвиге Сашко

На открытии памятника в Тель-Авиве по приглашению израильской стороны побывала внучка Печерского - Наталья ЛАДЫЧЕНКО. Вот первое интервью, которое дала Наталья Юрьевна, вернувшись из поездки.

- Как выглядит памятник вашему дедушке в Тель-Авиве?

- Он сделан в духе современного искусства: большая необработанная каменная глыба, на которой изображена стилизованная фигура с поднятой вверх рукой. Это памятник именно Сашко. Хотя нам показали ещё и мемориальную доску, установленную на стене дома по соседству в память о двух узниках Собибора: Александре Печерском и Семёне Розенфельде.

Семён - друг дедушки, который помогал организовывать восстание, живущий в этом доме в Тель-Авиве. В установке помогла организация «Амигур», она занимается делами ветеранов войны.

На открытии Израиль представляли два министра, было много известных личностей. Из России приехали тележурналист Николай Сванидзе, радиожурналист Алексей Венедиктов, режиссёр Александр Марутян, снявший документальный фильм «Арифметика свободы» об узниках Собибора. Для меня стало большой неожиданностью то внимание, которым меня окружили в Израиле. Ведь одно дело - дедушка, а другое - я. Но там были рады видеть представительницу семьи Печерских. Ко мне отнеслись с огромным уважением, всюду приглашали: на встречу с советом ветеранов войны, с другими организациями.

 

Могила Печерского на Северном кладбище Ростова-на-Дону

 

 

 

 

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

Родные главного героя фильма "Собибор" рассказали о своих впечатлениях

https://rg.ru/2018/04/25/reg-ufo/rodnye-glavnogo-g...li-o-svoih-vpechatleniiah.html

В Ростове-на-Дону прошла всероссийская премьера фильма Константина Хабенского "Собибор". Лента посвящена восстанию узников фашистского лагеря смерти. Город для премьеры выбран неслучайно, ибо здесь жил организатор восстания Александр Печерский и сейчас живут его потомки. Своими впечатлениями они поделились с журналистом "РГ".

- Я не учитель. Ни в прямом, ни в переносном смысле. Я могу лишь рассказать с экрана историю и передать эмоции человека. Человека, который когда-то жил по-настоящему, который совершил подвиг, который ходил по здешним улицам. Премьеры таких картин должны быть не только в Москве. Открыть прокат "Собибора" в Ростове - это самая справедливая вещь, на мой взгляд, которая могла случиться, - сказал перед показом режиссер и исполнитель главной роли Константин Хабенский.

Для демонстрации фильма в одном из крупных развлекательных центров города пришлось задействовать восемь кинозалов. Ленту увидели 1048 человек. Показ прошел при полном молчании. За драматическими событиями осени 1943 года наблюдали родные главного героя киноленты дочь Элеонора Гриневич, внучка Наталья Ладыченко, правнучка Алина Попова и другие родственники. Своими впечатлениями они поделились с журналистом "РГ" сразу после фильма.

- Мы понимали, что фильм будет тяжелым. Нас предупреждали, что будет тяжело смотреть на страдания узников. Тем более что работавшие над сценарием киноленты сотрудники Фонда памяти имени Печерского говорили: фильм будет максимально достоверен с исторической точки зрения, - рассказывает Алина Попова.

По ее признанию, лента получилась шокирующей.

 - Скажу честно, я человек не очень впечатлительный, но сцену, когда охранники концлагеря начинают издеваться над заключенными, я досмотреть до конца не смогла и закрыла глаза. И потом, когда начинала звучать нагнетающая музыка, я, как маленькая, тоже закрывала глаза. Не могла это видеть, а в нескольких местах всплакнула, - призналась женщина.

Особенно ей запомнилось игра главных актеров - Константина Хабенского и Кристофера Ламберта.

- Постоянно чувствовалось внутреннее сопротивление советского военнопленного и коменданта концлагеря. Оно ощущалось даже, когда молча они смотрели друг на друга. Весь фильм держит в напряжении, но самая яркая вспышка - это восстание и массовый прорыв заключенных, - сказала Алина Попова.

- Фильм прекрасный, но очень непростой для восприятия. Мы даже заранее запаслись лекарствами, вдруг маме станет плохо. Ведь ей 84 года, но, к счастью, все обошлось. Хоть в некоторых моментах плакали, - рассказывает Наталья Ладыченко, внучка Александра Печерского. - И знаете, хоть внешне Константин Хабенский и не походил на дедушку и его не гримировали под портрет, но нам с мамой в некоторые моменты казалось: на экране показывают дедушку. Казалось, что именно так он вел себя в концлагере все эти страшные 22 дня, когда готовил восстание Константин Хабенский очень гармонично передал образ деда…

 Она также призналась, что, хотя фильм вышел правдивым, но удивлена, почему в фильме не показали эпизод со "счастливой рубашкой".

- В ночь перед восстанием бельгийская девушка Люка подарила дедушке счастливую рубашку своего отца - обычную робу с вертикальными синими полосками. И действительно, рубаха принесла удачу, и дедушка хранил ее всю жизнь: в партизанском отряде, в штурмовом батальоне и дома она у нас всегда лежала на почетном месте. Перед началом съемок мы отдали ее на время в Москву, но эта история в фильм не вошла. Впрочем, мы не в обиде, ведь нас предупреждали, что кино будет не документальным, а художественным. Наверное, таково было решение режиссера, - говорит Наталья Ладыченко.

Когда в зале зажегся свет, Константин Хабенский подошел к Элеоноре Александровне Гриневич и спросил, удался ли фильм. Дочь Александра Печерского ответила: "Очень".

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments