Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Category:

Русское барокко:Большой Екатерининский дворец.Часть 5.Кабинеты,столбовые,арабесковый зал

Автор - Майя_Пешкова. Это цитата этого сообщения
Русское барокко:Большой Екатерининский дворец.Часть 5.Кабинеты,столбовые,арабесковый зал

 

ПАРАДНЫЙ КАБИНЕТ АЛЕКСАНДРА I

Из Сводчатой проходной можно пройти в Парадный (Мраморный) кабинет императора, созданный по проекту В. П. Стасова в 1817 году и предназначавшийся для важных официальных аудиенций.

На столе письменные принадлежности из бронзы и малахита: пресс-папье, чернильница, настольная лампа, подсвечники. Все предметы - Петербург Гранильной фабрики первой четверти XIX века.

Эффектное архитектурное решение кабинета подчеркивается строгой простотой отделки. Вход трактован в виде глубокой полукруглой ниши, отделенной от основного пространства интерьера двумя колоннами ионического ордера. Подобным образом оформлена и противоположная входу стена: две ионические полуколонны обрамляют мраморный камин. Стены кабинета облицованы светло-розовым искусственным мрамором, с которым и связано его второе название.

 Украшение камина (архитектор Василий Стасов). На камине, камин комплект "Юлий Цезарь". (Часы и пара канделябров, золоченая бронза, Малахит, Франция, 1807 - 1817

В первоначальной отделке Парадного кабинета участвовали живописец Ф. Торичелли (роспись фриза с античными трофеями и фигурами путти; сюжетные композиции из «Истории Амура и Психеи»), скульптор Ф. Трискорни (камин), а также мастера Я. Щенников (мраморная отделка стен), А. Тарасов (паркет и двери красного дерева) и Ф. Гроссе (мебельный гарнитур красного дерева по эскизам В. П. Стасова).

 

В 1821–1822 годах В. П. Стасов руководил восстановлением кабинета после пожара. Мраморную отделку реставрировал тогда мастер П. Блохин, росписи воссоздавал художник Ф. Брандуков, а новая мебель из персидского ореха была изготовлена в мастерской А. И. Тура.

Значительные разрушения, нанесенные кабинету во время Великой Отечественной войны (сильно пострадали мрамор и росписи, паркет и почти вся мебель погибли), потребовали новых реставрационных работ. Наконец, в 1974 году Парадный Кабинет предстал перед посетителями в прежнем виде.

Ныне в кабинете находятся изготовленная на Императорском фарфоровом заводе ваза с росписью, изображающей въезд Александра I в Париж в 1814 году, и каминные часы с бронзовой фигурой Юлия Цезаря, созданные (не позднее 1817) мастером Л.-Ф. Фешером. На рабочем столе императора экспонируются принадлежавшие ему изделия из уральского малахита, выполненные в первой четверти XIX века на Петергофской гранильной фабрике: письменный прибор, настольная лампада, несколько пресс-папье, канделябры и декоративные вазы

ЖИВОПИСНЫЙ КАБИНЕТ

 

В 1781–1783 годах «Уборная Ее Высочества» (великой княгини Натальи Алексеевны), созданная В. И. Нееловым, была разделена по проекту Ч. Камерона деревянной перегородкой. На ее месте возникли два небольших кабинета великой княгини Марии Федоровны. Первый из них предназначался для занятий живописью и получил название Живописного; во втором великая княгиня занималась лепкой и резьбой по кости, и он именовался Скульптурным.

Золотисто-желтый тон и золоченая отделка стен Живописного кабинета, а также декор дверей сохранились с конца XVIII века. Крестовый свод, люнеты и фриз были заново расписаны по эскизам В. П. Стасова художником Д. И. Антонелли (1791–1842) в ходе восстановления интерьера после пожара 1820 года.

 

На стенах Живописного кабинета представлены композиции «Весна» и «Осень» П.-Ш. Тремольера (1703–1739), а также украшавшие некогда Туалетную комнату Екатерины II медальоны, изображающие букеты цветов, работы неизвестного живописца второй половины XVIII века.

Кресла из волнистого клена выполнены в 1820-х годах по рисунку В. П. Стасова в мастерской А. И. Тура и расписаны художником И. Бернаскони. На столе — светильник-миракль из бронзы и перламутра, изготовленный в петербургской мастерской В. Дегена в 1825 году и в августе того же года подаренный вдовствующей императрицей Марией Федоровной своему сыну, императору Александру I.

СКУЛЬПТУРНЫЙ КАБИНЕТ

Скульптурный кабинет был оформлен по проекту Ч. Камерона одновременно с Живописным, в 1781–1783 годах. Тогда же архитектор соединил Парадную Голубую гостиную и Скульптурный кабинет небольшим коридором.

 

В оформлении Скульптурного кабинета преобладает рельефный декор. Стены зеленоватого оттенка украшены белыми классицистическими барельефами. Сводчатый потолок декорирован монохромной росписью, выполненной в технике гризайли. В филенках дверей помещены орнаментальные резные композиции с живописными вставками в виде камей.

На письменном столе-жардиньерке, украшенном акварельными видами Царского Села, выполненными в конце XVIII века, стоит канделябр из золоченой бронзы, изготовленный в 1783 году петербургскими бронзовщиками Ж. Басселье и К. Шперлингом по рисунку Ч. Камерона.

 

Кресла работы А. И. Тура и люстра золоченой бронзы с граненым хрусталем созданы в начале XIX века. Особый интерес представляет экспонируемая в кабинете копия первой половины XVII века с картины Пармиджанино (Франческо Маццола, 1503– 1540) «Мадонна с младенцем».

Великая княгиня Елизавета Алексеевна. Худ. Элизабет Виже-Лебрен (1797)

Это часть апартаментов, в которых жила Императрица Елизавета Алексеевна, когда летом пребывала в Царском Селе.  Здесь проводила Елизавета Алексеевна последнее лето своей жизни. Здесь таяла она на глазах окружавших ее придворных, чувствуя себя счастливой вследствии cближeния с супругом. Здесь искала она yeдинeния и отдыха от петербургской жизни, проводя время в чтении, прогулках верхом и занятий музыкой. Здесь, возвращаясь со ставших уже утомительными для нее обязательных выездов в Павловске, к вдовствовавшей Императрице Марии Феодоровне, писала она проникнутые необыкновенной грустью письма к своей матери; тут незаметно и скромно занималась она своим великим делом развития деятельности Патриотического общества. Здесь же принимала она, совершенно запросто, престарелаго историографа Жуковского, который готов был молиться на нее, но так увлекался чтением вслух Императрице, что не замечал, как утомлял ее.

Парадный портрет императрицы Елизаветы Алексеевны. Худ. Л. Ж. Монье (1805)
Жан Лоран Монье - 

Отсюда выехала, следом за своим супругом, в сентябре 1825 года, Елизавета Алексеевна в Таганрог, прекрасный климат которого не вернул ей сил и где она должна была пережить свое великое горе (Воспользовавшись своим пребыванием на юге, Александр Павлович посещает военные поселения в Новочеркасске и в Крыму, где по дороге в Георгиевский монастырь (это происходит уже в ноябре) сильно простужается и 1 декабря (19 ноября) 1825 года – Александр Павлович Романов умирает в Таганроге), Елизавета Алексеевна умирает по дороге в Петербург весной следующего года - Елизавета пережила мужа только на полгода. Она умерла в Белёве, сопровождая гроб супруга из Таганрога в Петербург и задержавшись там из-за болезни.

МАЛИНОВАЯ И ЗЕЛЕНАЯ СТОЛБОВЫЕ

Оформляя залы Большого Царскосельского дворца, Ф.-Б. Растрелли стремился к максимальному разнообразию архитектурно-декоративного решения его интерьеров.

В отделке двух расположенных одна за другой Малиновой и Зеленой Столбовых зодчий применил оригинальные для того времени материалы: затянутые белым штофом стены он украсил прозрачными стеклянными пилястрами — «столбами», с подложенной под стекло малиновой и зеленой фольгой, которые и дали название комнатам.

В Малиновой Столбовой привлекают внимание печь, изразцы которой украшены сценами с персонажами в костюмах XVIII века, и живописный плафон «Милосердие Александра Македонского» работы неизвестного итальянского живописца конца XVII века.

До войны потолок украшала композиция Л. Джордано (1632–1705) «Юношу восхищает Меркурий, обращающийся к Минерве, стоящей на облаках». В центре зала — ломберный стол с уникальным шахматным гарнитуром китайской работы XVIII столетия (доска инкрустирована перламутровыми пластинками, резные фигуры выполнены из кости).

Здесь же находится секретер, выполненный немецким мастером-мебельщиком А. Рентгеном (1711–1793), — один из редких образцов наборной мебели в стиле «перистого рокайля», характерном для изделий знаменитой мастерской 1765–1770-х годов.

Зеленая Столбовая при Екатерине II служила буфетной, в которой хранились столовое серебро и фарфор, поэтому часть помещения была отгорожена ширмой, выполненной в 1770-х годах в «готическом» стиле.

При реставрации зала, уничтоженного во время Великой Отечественной войны, было принято решение не восстанавливать перегородку и вернуть Зеленой Столбовой тот облик, который был задуман Ф.-Б. Растрелли.

Потолок столбовой некогда украшал живописный плафон «Отдыхающий полководец внемлет призыву муз», исполненный итальянским художником XVIII века Л. Торелли. Ныне его место занимает композиция на этот же сюжет, воссозданная художником В. А. Ледневым по довоенным фотографиям.

АРАБЕСКОВЫЙ  ЗАЛ

 

Арабесковый зал – один из самых эффектных парадных залов, созданных Ч. Камероном в Большом Царскосельском дворце для императрицы Екатерины II.

Парадные и личные комнаты Екатерины II располагались в южном крыле дворца, на месте растреллиевских Парадной лестницы, Четвертой и Пятой антикамер, и в новом флигеле, пристроенным ко дворцу по желанию Екатерины II в 1779–1780-х годах, позже названным Зубовским. 

Отделка новых залов продолжалась несколько лет по проекту архитектора Ч. Камерона (1743–1812), шотландца по происхождению, столь же страстно увлеченного античностью, как и сама императрица.

Э.Гау. Арабесковый зал в Екатерининском дворце. Около 1850 года. Бумага, акварель

Под наблюдением Камерона были оформлены новые парадные апартаменты – Арабесковый, Лионский, Китайский залы и Купольная столовая, а также личные комнаты Екатерины II – Опочивальня, Синий кабинет («Табакерка»), Серебряный и Зеркальный кабинеты, Рафаэлевская комната. В этих интерьерах воплотились самые оригинальные замыслы архитектора, восхитившие хозяйку резиденции и изумившие современников.

Во время Великой Отечественной войны комнаты Екатерины II подверглись значительным разрушениям; при восстановительных работах в начале 1950-х годов они были приспособлены для нужд Военно-морского училища, которое временно расположилось в здании дворца, а позже в южном крыле здания размещались база отдыха и художественная школа.

1917

1908. ВК Мария Павловна и принц Вильгельм Шведский после венчания. Фотография из газеты Новое время

1945

В результате реконструкции, завершенной в 2005 году, комнаты Екатерины II приобрели исторические объемы.

Работы по воссозданию Арабескового зала  начались в 2006 году ООО «Ресстрой». В основу проекта воссоздания, выполненного архитектором А.А. Кедринским в 1979 году, положены эскизные проекты Ч. Камерона, хранящиеся в Государственном Эрмитаже, альбом фотографий СНПО «Реставратор», фиксирующих состояние интерьера до и после разрушений 1945 года и акварель Э.П. Гау, как максимально достоверное фиксационное изображение зала, отражающее первоначальный авторский замысел Ч. Камерона.

Арабесковый зал – первый из воссозданных на половине Екатерины II.

Первоначально на его месте располагалась Четвертая антикамера, торжественный растреллиевский зал, занимавший всю ширину дворца и освещенный с востока и запада. В конце ХVIII века помещение было разделено на два продольной стеной; Арабесковый зал, как и все парадные залы дворца, обращен окнами на парадный плац.

Клеймо Жакоба

В исторической коллекции Царскосельской резиденции сохранился уникальный комплекс предметов мирового уровня – мебельный гарнитур для сидения выдающегося французского мебельщика Жоржа Жакоба. В российских музейных собраниях это единственный столь крупный гарнитур мебели, история которого прослеживается в начала 1780-х гг.

Династия французских мебельщиков Жакобов (les Jacob) просуществовала с 1765 по 1847 г. и насчитывала три поколения: . Мебель, вышедшая из рук этих мастеров, представляет всю палитру модных тенденций французского мебельного искусства почти за сто лет, начиная от резных вызолоченных предметов в стиле рококо и заканчивая предметами, в которых отразились влияния исторических стилей.

Екатерининский дворец 1944/2016. Арабесковый зал.Коллаж связь времен

Основатель династии Жорж Жакоб родился в 1739 г. в семье виноградаря провинции Бургонь. Осиротев, он приехал в 1756-м в Париж, где поступил в ученики к родственнику семьи, столярному мастеру Жану-Батисту Леружу (J.-B. Lerouge), специализирующемуся на изготовлении кроватей и мебели для сиденья. Там Жакоб познакомился с мебельным подмастерьем Луи Делануа (L. Delannois), который впоследствии оказал на него значительное влияние. В 1761 г. Делануа становится мастером, открывает свою мастерскую, куда и переходит работать Жакоб. В 1765 г. сам Ж. Жакоб становиться мастером.

Во второй половине XVIII в. французская корпоративная система подготовки мебельщиков была достаточно серьезной. Надо было шесть лет пробыть в учениках у мастера, члена корпорации, затем еще три года – в подмастерьях, после чего представить свою работу на рассмотрение дисциплинарной комиссии корпорации столяров-краснодеревцев (jurande des menuisiers-ébénistes – JME), собиравшейся четыре раза в год у одного из мастеров. Получив статус мастера, можно было создавать и продавать предметы мебели под своим именем.

Ж. Жакоб начал свое дело с «нуля» – редкий случай во французском мебельном мире того времени: обычно мастер, открывающий свое дело, или получал право владения мастерской после женитьбы, или, проработав несколько лет в мастерской, перекупал ее у своего предшественника. В 1767 г. Ж. Жакоб вступает в брак, от которого у него рождается пять детей: три сына и две дочери.

Имя Жакоба-отца обычно ассоциируется с классическим стилем эпохи Людовика XVIОбщение с Л. Делануа, поборником классических форм в мебели, заставило Жакоба работать в том же направлении. Начиная с 1781 г. Жорж Жакоб назначается на различные должности в корпорации столяров-мебельщиков; в 1788 г. он становится помощником управляющего делами корпорации. Стать управляющим ему помешала революция 1789 года, дезорганизовав деятельность всех ремесленных корпораций.

В 1791 г. отменяются корпорации, что позволило мастеру расширить перечень мебельной продукции и выпускать не только мебель для сиденья и кровати. Во время Директории (1795–1799) дела семьи поправляются, Жакоб становится модным поставщиком мебели. В 1796 г. Жакоб-старший передает мастерскую своим сыновьям: Жоржу Жакобу-младшему и Франсуа-Оноре-Жоржу Жакобу, которые продолжают дело отца под именем «Братья Жакоб» (Jacob Frères). 

С именем Жоржа Жакоба связан золоченый резной гостиный гарнитур, хранящийся в Государственном музее-заповеднике «Царское Село». Мебель из бука выполнена в классическом стиле, все предметы клеймены штампом Ж. Жакоба. Сужающиеся вниз ножки решены в виде тугой связки стрел, обвитых веревкой; обвязка сиденья закруглена и трактована как три переплетающихся лука; также в виде лука, увитого лентой и украшенного венком из цветов или из оливковых веток, выполнена верхняя перекладина мягкой спинки; стойки спинки представлены как канеллированные колонны, обвитые неширокой лентой.

Французская мебель появилась в Царском Селе не сразу: золоченый гарнитур для сидения, состоящий из двух канапе, четырех кресел и тридцати стульев был приобретен в мае 1781 г. для Мраморного дворцаФинансирование строительства Мраморного дворца (1768–1785, арх. Антонио Ринальди), предназначавшегося фавориту Екатерины II, князю Григорию Григорьевичу Орлову (1734–1783), производилось из сумм Кабинета Ея Императорского Величества именными высочайшими указами. .Хотя в 1772 г. происходит разрыв отношений императрицы с фаворитом, строительство и отделка дворца продолжаются.

В 1779 г. начинаются работы по перестройке Ч. Камероном части Большого Царскосельского (Екатерининского) дворца, и внимание Екатерины II переключается на оформление интерьеров своей летней резиденции. Она старается наполнить их изысканными предметами, поэтому французский золочённый резной гарнитур для сиденья, не успев украсить залы Мраморного дворца, оказывается в Царском Селе.Впервые французский гарнитур упоминается в переписке Камерона по поводу убранства Лионской гостиной, или «комнаты Лионских обоев», которую он создает на месте Пятой антикамеры Ф.-Б. Растрелли в Большом Царскосельском дворце в 1781–1783 гг..

В эпоху ампира классицистический гарнитур Ж. Жакоба не был востребован и был убран в дворцовые кладовые. По восшествию на престол императора Александра II начались переделки интерьеров и мебельного убранства Большого Царскосельского (Екатеринского) дворца. Со второй половины 1850-х гг. французский гарнитур опять появляется в парадных комнат так называемого Пятого апартамента Екатерининского дворца, занимаемых супругой императора Александра II, императрицей Марией Александровной. C 1858 г. гарнитура мебели, выполненного Жакобом, в Лионском зале уже не было, так как в апреле того года петербургский мебельный мастер Карл Тур сдал Царскосельскому дворцовому правлению для Арабесковой комнаты вновь вызолоченные и переобитые голубой брокателью 30 стульев и четыре кресла, в которых мы узнаем гарнитур Ж. Жакоба.

Диваны, вышедшие из петербургской мастерской Тура, выполнены из березы. Вместо восьми тонких ножек, на которых стоит французский прототип, предметы покоятся на четырех мощных опорах. Верхняя обвязка спинки решена в виде лука, украшенного только венком из цветов; сиденья полумягкие, не вкладные; локотники выполнены в виде завитков, декорированных листьями аканта (такие же локотники и у кресел). Однако следует отдать должное Туру – его диваны стилистически очень близки к оригинальным французским предметам и всегда воспринимались как часть гарнитура Жоржа Жакоба.

Диван Ж. Жакоба 

Диван из гарнитура Жоржа Жакоба выполнен из бука, его пропорции и качество резьбы соответствуют параметрам стульев и кресел. Два перевитых венка из цветов и веток оливы на верхней обвязке спинки, выполненной в виде лука, являются объединяющим элементом гарнитура, в который входят предметы как украшенные венками из цветов, так и венками из веток оливы. Полумягкая спинка дивана имитирует спадающую на мягкое вкладное сиденье драпировку. Стойки локотников выполнены в виде лир. Этот диван со времен царствования императора Александра II занял место в Лионском зале, где и находился до начала Великой Отечественной войны.

Детали резьбы локотника и спинки дивана Ж. Жалоба 

В связи с тем, что Арабесковый зал с 1876 г. служил столовой императору Александру II и императрице Марии Александровне, мебельный гарнитур Ж. Жакоба был подновлен и переобит. Шелковая ткань была заказана за границей через магазин Дюфо – по образцу, выданному Царскосельским дворцовым правлением. Обойные работы выполнила фирма Г. Н. Резанова, потомственного почетного гражданина, санкт-петербургского купца 2 гильдии.

Деталь спинки дивана

Н.К. Бодаревский. Портрет императрицы Александры Федоровны. 1907 

В Арабесковом зале гарнитур простоял недолго, до нового перемещения в Александровский дворец во время правления императора Николая II, сделавшего Царское Село своей постоянной резиденцией. Стулья и кресла Ж. Жакоба, а также с диваны К. Тура были отправлены в Портретный зал парадной анфилады Александровского дворца. Часть гарнитура можно увидеть на портрете императрицы Александры Федоровны (1907), изображенной художником Н. К. Бодаревским в этом зале.

Интересно отметить, что гарнитур французского мастера в конце XIX в. «вызвал к жизни» несколько стульев, сделанных на фабрике Н. Ф. Свирского для того же зала Александровского дворца. Изделия петербургского фабриканта отличались иными пропорциями, чем их французский эталон, менее выразительной резьбой и имели плетеные сиденья и спинки. Появление предметов, выполненных в стилистике французского классицизма, в одном из парадных залах было, с одной стороны, продиктовано архитектурой и классицистическим оформлением парадной анфилады, созданной в 1790-е гг. Дж. Кваренги, с другой, – свидетельствовало о ретроспективном направлении в русском искусстве этого времени.

В начале Великой Отечественной войны часть гарнитура была эвакуирована; примечательно, что в глубь страны были эвакуированы все диваны К. Тура, считавшиеся работой Ж. Жакоба. Это свидетельствовало, о том, что сотрудники музея понимали уникальность данной мебели, не представленной больше в исторических коллекциях бывших императорских резиденций. Восемь стульев были эвакуированы вместе с диванами и тремя креслами, десять предметов – найдены после войны в различных городах (Пушкине, Харькове и Кенигсберге), где они были брошены отступавшими немецкими войсками. Один из не эвакуированных и оставленных во дворце стульев гарнитура Жакоба был приобретен музеем в 1985 г. у частного лица, два воссозданы в 2010 г. из обломков, найденных на территории Екатерининского парка после ухода оккупантов в 1944 г.

Портретный зал Александровского дворца со стульями работы фабрики Н. Ф. Свирского. Фотография 1930 г.

Стул работы фабрики Н. Ф. Свирского. 1896–1906 

В 2010 г., к 300-летию Царского Села, был воссоздан Арабесковый зал Екатерининского дворца, отделка которого была утрачена во время Великой Отечественной войны. Тогда же был реставрирован и обит шелком, заказанным по историческим образцам 1866 г. на итальянской текстильной фабрике, французский мебельный гарнитур. Интенсивный синий цвет новой обивки предметов соответствует цвету, сохранившемуся в подгибах ткани XIX в. на стульях и креслах, оттенок этого же цвета можно увидеть на упомянутом портрете императрицы Александры Федоровны.

Стул Ж. Жакоба, воссозданный из обломков в 2010 г. В настоящее время один диван, три кресла и двадцать один стул – уникальный гарнитур Жоржа Жакоба – украшает Арабесковый зал Екатерининского дворца.

В заключение хочется отметить, что в России мебелью в «стиле жакоб» принято называть предметы с геометрически ясными формами, фанерованные красным деревом и украшенные штампованными латунными накладками. Термин «стиль жакоб», или «русский жакоб», вошел в практику в последней трети XIX в., в эпоху историзма, когда стали модны формы мебели, изобретенные русскими мастерами в конце XVIII столетия.

Не последнюю роль в проявлении интереса к данному мебельному типу сыграл личный вкус императора Александра III и его супруги, старавшихся меблировать интерьеры дворцов «чудной мебелью «стиля Жакоб», которая, по словам Марии Федоровны, «выглядит так красиво». Направление получило название в память семьи французских мебельщиков Жакобов, которые после французской революции 1789 года одними из первых стали массово делать мебель из красного дерева с бронзовым и латунным убором

Статья опубликована в журнале «Мебельный мир», 2007. № 1. С. 32–34. 

 Ledoux–Lebard D. Le mobilier français du XIX-e siècle. 1795–1889. Dictionnaire des ébénistes et des menuisiers. Paris, 1984. P. 267–272.

Серия сообщений "Интерьеры":

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments