Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

Русское барокко:Большой дворец в Петергофе.Часть 2.

Автор - Майя_Пешкова. Это цитата этого сообщения
Русское барокко:Большой дворец в Петергофе.Часть 2.

Чесменский зал

Мемориальный зал Большого Петергофского дворца; самый известный из всех залов сооружения. Своё название носит в память о Чесменском сражении 25—26 июня (6—7 июля по новому стилю) 1770 года в Эгейском море, в ходе которого российский флот одержал решающую победу в ходе русско-турецкой войны 1768—1774 годов. Екатерина II, получив известие об уничтожении турецкого флота в Чесменском сражении, задумала увековечить славное событие в серии картин.

В том же 1770 году немецкий художник Якоб Филипп Гаккерт, имевший репутацию мастерского пейзажиста, получил заказ на создание цикла. Флот находился ещё в «архипелагском походе» (завершился в 1774 году), когда началась работа над картинами. Гаккерт в то время жил и работал в Италии; для того, чтобы художник мог достоверно изобразить взрыв и пожар на корабле, на рейде Ливорно в 1771 году командованием российского флота в присутствии многотысячной толпы зевак был взорван и потоплен старый 60-пушечный фрегат «Св. Варвара».

Сражение у города Патрас. Эпизод первой экспедиции русского флота в архипелаг.

Эпизод нужен был для работы над некоторыми полотнами, в том числе — над самой известной картиной серии «Сожжение турецкого флота в ночь на 26 июня 1770 года». Непосредственно Чесменскому сражению посвящены 6 из 12 картин серии. Другие полотна отражают последующие сражения с остатками турецкого флота и различные этапы многолетнего похода русской эскадры под командованием Г. А. Спиридова и А. Г. Орлова. Картины создавались на основе документальных описаний и схем непосредственных участников боевых действий.

Русская эскадра у острова Митилены

В 1773 году художник завершил работу над полотнами; место для них было определено заранее, им стал Аванзал Петергофского дворца. Руководил перестройкой зала Ю. М. Фельтен. От первоначального растреллиевского интерьера был оставлен только паркет, зеркала в простенках и плафон работы Л. Вернера «Церера, вручающая колосья Триптолему».

Сожжение турецкого флота в Митиленской гавани 2-го ноября 1771-го года. (Эта картина была на развороте, поэтому пришлось ее "склеить"...)

Фельтен, создавая интерьер в классицистическом ключе, использовал минимальное декоративное оформление: только сочетание белого и светло-жёлтого цвета стен, лепные орнаменты строгого рисунка на падуге потолка и разместившиеся в десюдепортах барельефы. Один из них, «Турецкие трофеи», напрямую связан с темой Чесменского сражения; другие развивают морскую и героическую тематику. В 1779 году крупные полотна (размер каждого около 3,2 х 2,2 м) заняли своё нынешнее место. Предназначение зала, несмотря на радикальную переделку, при этом не изменилось; как и прежде, здесь собирались придворные, высшие сановники империи, иностранные посланники перед началом дворцового церемониала.


Четыре панно, составлявшие первоначальный вариант Чесменской серии. Военно-морской музей. 

Во время Великой отечественной войны интерьер был полностью уничтожен. Картины эвакуировали, но плафон в спешке демонтировать не удалось, и он сгорел. При реставрации ему подыскали замену, работу Августина Тервестена «Жертвоприношение Ифигении» (1690 год). Тематически он даже более прежнего вписывается в интерьер Чесменского зала, так как создан на сюжет из истории Троянской войны, развернувшейся на берегах Эгейского моря.

1902

Появление мемориального зала именно в Петергофе не случайно: Пётр I обустраивал морскую императорскую резиденцию как памятник победам России в Северной войне; тема прославления русского оружия получила своё развитие в Чесменском зале. Он не стал единственным памятником славной победы: на том месте, где Екатерина получила известие о сожжении турецкого флота, воздвигнута Чесменская церковь, был построен Чесменский дворец, в парке Царского Села соорудили Чесменскую колонну, в Гатчине — Чесменский обелиск; также в гатчинском дворце впоследствии была обустроена Чесменская галерея. К теме памятного сражения позднее обращался Айвазовский; прообразом его картины «Чесменский бой» послужили работы Я. Ф. Гаккерта.

Восстановлен в 1969 году

Тронный зал

Самый большой (330 кв. м.) и наиболее торжественный зал дворца. Первоначально зал именовался Большим и не имел чётко выраженного предназначения. Интерьер создан Ю. М. Фельтеном в 1777—1778 годах. От предыдущего барочного интерьера, разработанного Растрелли, остался только паркет.

Интерьер, трактованный в стиле классицизма, но в барочном объёме, отличается сдержанной колористикой с доминированием белого цвета и монументальным лепным декором: крупные лепные орнаменты из акантовых листьев на падугах, из листьев дуба и лавра (символов стойкости и славы), акцентирующее потолочное перекрытие; венки и гирлянды выполнены в подчёркнутом объёме, выступая от плоскостей на значительные расстояния, а иногда и отрываясь от них.

Основной элемент декорирования зала — живопись, ей отведены наиболее значимые места в интерьере. Западную торцовую стену почти сплошь занимают четыре полотна работы Р. Петона, изображающие эпизоды Чесменского сражения, тем самым образуя сюжетную связку с предыдущим залом. Английский живописец Ричард Петон, узнав о сражении, сам предложил российскому посланнику в Лондоне А. С. Мусину-Пушкину написать несколько картин на эту тему.

В. Эриксен. "Поход на Петергоф" (Конный портрет Екатерины Великой). 1762

Его желание было воспринято благосклонно, и в 1772 году четыре картины прибыли в Петербург. Сначала они располагались в Зимнем дворце; затем при создании Тронного зала были перевезены в Петергоф. Ричард Петон, в отличие от Якоба Гаккерта, не имел точных сведений о дислокации кораблей, поэтому картины лишь приблизительно трактуют события сражения. Тем не менее они были исполнены на высоком профессиональном уровне и обладают несомненными художественными достоинствами.

Рядом, над дверными порталами, в лепном обрамлении размещены парадные портреты Петра I и Екатерины I, на противоположной стене симметрично им расположены портреты Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны (все созданы Генрихом Бухгольцем); в простенки между окнами второго яруса помещены 12 портретов родственников Петра I.Центральное место восточной стены занимает конный портрет Екатерины II, самое крупное живописное полотно зала. Картина, которая называется «Шествие на Петергоф», создана в 1762 году В. Эриксеном. Екатерина изображена в мундире полковника Семёновского полка верхом на любимом коне Бриллианте. 

На полотне зафиксирован исторический момент дворцового переворота 28 июня 1762 года, когда Екатерина, которую только что провозгласили императрицей, возглавляет поход гвардии из столицы в Петергоф для окончательного отстранения от власти своего супруга Петра III.

Современники отмечали, что это самый похожий портрет императрицы. У этой картины богатая событиями история. После смерти Екатерины вместо работы В. Эриксена зал украсил гобелен «Пётр I спасает рыбаков в Ладожском озере» (зал при этом получил название Петровского); картина же переместилась в петергофский Английский дворец. В 1917 году вместе с другими ценностями Английского дворца она была эвакуирована в Москву; какое-то время находилась в Оружейной палате, затем — в Третьяковской галерее. Лишь в 1969 году при восстановлении зала портрет вернулся на своё историческое место.

С живописными полотнами перекликаются гипсовые барельефы, дополняющие интерьер. По сторонам от «Шествия на Петергоф» расположены аллегорические мелальоны И. П. Прокофьева «Истина и Добродетель» и «Правосудие и Безопасность» (оба созданы в 70-е годы XVIII века); прямо над ними — барельефы на исторические сюжеты «Возвращение князя Святослава с Дуная после победы над печенегами» (1769 год; автор А. М. Иванов) и «Крещение княгини Ольги в Константинополе под именем Елены» (1773 год; работы М. И. Козловского, впоследствии создавшего скульптуру фонтана «Самсон, раздирающий пасть льва»). Указанные барельефы воссозданы в послевоенные годы Г. Михайловой и Э. Масленниковым.

Возле конного портрета Екатерины установлен тронное кресло русской работы первой четверти XVIII века. По преданию, трон изготовлялся по заказу А. Д. Меншикова для своего дворца в Петербурге (см. Меншиковский дворец) для приёма частого гостя, Петра I. Дубовый трон вызолочен, обит красным бархатом, на спинке — вышитый двуглавый орёл. Подножная скамейка — аутентичный предмет из обстановки Петергофского дворца; изготовлена в середине XVIII века.

Важное место в оформлении зала играют люстры с подвесками аметистового цвета в форме дубовых листьев. Фельтен, работая над интерьером зала, решил не заказывать новые, а использовать светильники, уже имевшиеся на складах дворцового ведомства. 12 люстр, барочные по стилистике, кажутся на первый взгляд одинаковыми. Но в зале их четыре вида, различных по размерам и форме. Люстры были изготовлены на Петербургском казённом стекольном заводе. Похожие люстры расположены также в Чесменском зале дворца и в Белой столовой.

Весь живописный декор зала, дополненный барельефами, имеет ярко выраженный политический мотив. Тронный зал создавался и оформлялся с целью наглядно продемонстрировать право Екатерины II на царствование, её духовную преемственность как продолжательницы дела Петра I. В зале также выражена тема прославления деяний Екатерины-государыни, как напрямую (картины Р. Петона), так и аллегорически. Важное место в оформлении также занимает тема недавно завершившейся русско-турецкой войны: помимо работ Р. Петона, к ней через исторические параллели отсылают барельефы А. М. Иванова и М. И. Козловского.Зал использовался для проведения официальных церемоний и мероприятий; но также, в особых случаях, здесь проводились балы и торжественные обеды.В годы Великой Отечественной войны почти вся отделка Тронного зала погибла, после освобождения Петергофа (и в первые послевоенные годы) в северной стене зала был большой пролом.

Аудиенц-зал

Относительно небольшой зал в числе парадных помещений дворца, интерьер которого разработан Растрелли. Первоначальный план постройки дворца предполагал существование на месте зала двух небольших комнат, с световым двориком между ними, но этот план архитектора был отклонён.

Ему пришлось в те же размеры попытаться вписать Аудиенц-зал. Сложность заключалась в том, что пространство для помещения оказалось зажатым Большим (Тронным) залом с одной стороны, и Белой столовой — с другой; а большие двухсветные окна при этом должны были выходить на обе стороны от дворца. Получалось узкое и высокое, вытянутое поперёк дворца пространство помещения. Архитектор продемонстрировал незаурядное композиционное мастерство, успешно справившись с декорированием сложного пространства. Узкий зал Растрелли как бы распахнул ввысь, использовав характерный приём с устройством ложных зеркальных окон во втором ярусе продольных стен (по пять с каждой стороны).

Центральная часть плафона «Освобождённый Иерусалим»

Падуга потолка в отличие от других растреллиевских интерьеров дворца создана подчёркнуто-объёмной, привлекающей внимание, с чётким золочёным декором, имитирующим трельяжную сетку. Другим средством выделения вертикального объёма зала стали пилястры по углам и на продольных стенах, завершающиеся выразительными резными капителями (архитектор в интерьерах дворца редко использовал ордер). Зеркала, традиционный барочный элемент оформления, в полной мере использован в нижнем ярусе зал

а. Огромное зеркало в центре над камином и напротив него, от них зеркала чуть поменьше справа и слева на продольных стенах, и ещё два в простенках окон — такое множество иллюзорных перспектив способствует зрительному расширению пространства. Основной элемент декора традиционен для Растрелли — это золочёная резьба по дереву. Орнаменты зеркальных рам отличаются особо сложным и прихотливым рисунком. Интересной деталью интерьера являются женские бюсты, венчающие орнамент вокруг окон; мотив повторён в виде женских головок над окнами-обманками второго яруса. Интересно, что со времён Растрелли зал ни разу не подвергался переделкам вплоть до 1941 года

Свод украшен единственным живописным произведением в Аудиенц-зале: плафоном, изображающим заключительный эпизод поэмы Торквато Тассо «Освобождённый Иерусалим». Плафон был написан в 1754 году П. Балларини специально для «Аудиенц-камеры» (итальянский художник работал в России недолго и ничего больше здесь не создал).

Живописная работа отличается от остальных плафонов дворца необычным выбором темы: вместо условных аллегорий избрана любовно-героическая поэма. В 1941 году при пожаре дворца плафон погиб; сейчас на его месте воссозданная Л. Любимовым и В. Никифоровым при участии А. Солдаткова в 1979 году копия.

Зал использовался для малых государственных приёмов. В середине XIX века, когда стало практикой накрывать столы во всех парадных залах дворца для торжественных обедов, здесь отводилось место статс-дамам; зал получил своё второе название — Статс-дамская.

Белая столовая

Первоначальный декор Столовой, выполненный в традиционной для Растрелли манере, просуществовал недолго. В 1774—1775 годах Фельтен существенно переделал зал, и по характеру переделки он получил своё нынешнее название. Белая столовая составляет выразительный контраст предыдущему интерьеру: после изобилия блеска позолоты и игры зеркал — почти полная монохромность и матовая текстура. 

Интерьер решён в строгих канонах классицизма, и на контрасте двух соседних залов легко прослеживаются отличия двух стилистичексих подходов. В зале нет падуги, потолок подчёркнут монументальным карнизом, который, однако, не соприкасается с плоскостью потолка; резные золочёные панно из дерева уступили место гипсовой лепнине; десюдепорты потеряли лёгкость и усилены сандриками. Горизонтальные тяги, карниз, сандрики создают композиционно замкнутый интерьер. В отличие от барочного стремления раскрыть пространство перспективами из окон или через зеркальные эффекты классицистический подход характеризуется стремлением к пространству уравновешенному, самодостаточному, гармонично организованному и внутренне завершённому, что в полной мере реализовалось в интерьере Фельтена.

Белая столовая также выделяется среди остальных залов дворца отсутствием живописи. Функцию главного декоративного оформления несут на себе настенные барельефы, в других интерьерах выполнявшие лишь вспомогательную роль. Все лепные панно выполнялись русскими скульпторами.

Сюжеты барельефов — аллегории изобилия (амуры, поддерживающие корзины с плодами и цветами), композиции из охотничьих трофеев, в верхнем ярусе — композиции из музыкальных инструментов. В простенках верхнего яруса также размещены медальоны работы Ф. Г. Гордеева на мифологический сюжет о Дионисе и Ариадне. Барельефы воссозданы в послевоенные годы по моделям Л. Швецкой, Г. Михайловой, Э. Масленникова.

В современной экспозиции зала выставлен «Веджвудский сервиз» (или Husk-сервиз). Посуда, выполненная из фаянса необычного кремового оттенка с тонким цветочным рисунком лилово-сиреневого цвета выполнена на заводе «Этрурия» в Стаффордшире Дж. Веджвудом. Это одна из ранних работ английского керамиста, ставшего впоследствии всемирно известным. Екатерина II заказала сервиз в 1768 году; в 1779 он был получен полностью и включал в себя около 1500 предметов.

Не все выставленные предметы изготовлены на заводе Веджвуда; со временем посуда билась и частично восполнялась за счёт копий, создававшихся на российских мануфактурах. Сейчас в зале демонстрируется комплект на 30 кувертов из 196 предметов. Придворные обеды или ужины в XVIII—XIX веках носили церемониальный характер и продолжались по нескольку часов; меню включало в себя несколько перемен; чтобы за разговорами блюда не остывали, тарелки ставились на «водяницы», заполненные кипятком. Торжественные обеды и ужины обслуживались штатом до 500 человек, включая поваров, лакеев, кофешенков и т. д.

В Белой столовой имеются изящные круглые печи из белых поливных изразцов русского производства. Первоначально они были выполнены по эскизам Фельтена. Разбитые в годы войны, печи были восстановлены в послевоенные годы В. Жигуновым, А. Поваровым, В. Павлушиным

Белая столовая замыкает анфиладу больших парадных залов дворца. Её местоположение в планировке проводит границу между официальными залами и приватными дворцовыми покоями.

К Белой столовой примыкают две небольшие комнаты — Буфетные (название закрепилось с середины XIX века; до этого одна из них именовалась Подогревальней). Подсобные помещения использовались для подготовки блюд к подаче на стол и хранения посуды; были меблированы дубовыми столами и посудными шкафами. Сейчас в одной из Буфетных выставлены живописные произведения из коллекции музея работы А. Сандерса, выполненные в 1748 году.

Китайские кабинеты

Самыми экзотическими по декору помещениями дворца без сомнения являются Западный и Восточный Китайские кабинеты. Они расположены симметрично относительно центральной оси дворца, обрамляя собой Картинный зал. Это та часть дворца, которая существовала изначально; со временем она перестраивалась и изменяла своё функциональное предназначение. В Восточном кабинете ранее, при Петре I, существовала столовая. Идея обустроить Китайские кабинеты принадлежит Екатерине II и была реализована в 1766—1769 годах и в дальнейшем существенно не изменялся. Интерьер разрабатывал архитектор Ж. Б. Валлен-Деламот.

За основу декоративного убранства были взяты китайские лаковые ширмы, китайские лаковые миниатюры, привезённые в Россию ещё при Петре I. Толщина створок ширм позволяла распилить их вдоль, чтобы использовать для оформления обе стороны створки. В каждом кабинете архитектор разместил по пять декоративных панно (в настоящее время только два — подлинные; остальные восемь — воссозданные взамен утраченных во время войны).

Роспись, выполненная по чёрному фону, характерна для китайского изобразительного искусства конца XVII — начала XVIII века. Среди сюжетов — традиционные сельские сцены и островные пейзажи. Три панно выделяются тематической оригинальностью: на них изображены этапы производства шёлка, выступление военных в поход и сбор урожая риса. Однако площади китайских панелей было недостаточно, чтобы создать гармоничный интерьер, и тогда Валлен-Деламот решил использовать надставки-обрамления, которые по его эскизам рисовали русские мастера лаковой миниатюры. Тонкая стилизация была исполнена безупречно. Сюжетами послужили пейзажные мотивы, изображения животных, цветов, птиц; рисунки на вставках не повторяются. Размер самого крупного составного панно — 4,5×2,3 м.

В качестве фона для лаковых панно были выбран шёлковый штоф; золотистых тонов — для Западного кабинета и малиново-красных — для Восточного. Двери были также оформлены лаковой живописью в китайском стиле. Дверные проёмы архитектор задумал необычной пятиугольной формы; десюдепорты Западного кабинета украшены стилизованным солнечным диском в вершине пятиугольника и динамичными золочёными фигурами драконов по бокам, которые протягивают свои лапы к солнцу.

Орнаментальные плафоны, расписанные в лаковой технике по шлифованной штукатурке, напоминают подглазурную роспись по фарфору (необычно крупные изразцы печей в кабинетах как раз выполнены в технике подглазурной росписи). Потолок украшен фонарями в китайском стиле из расписного стекла. Они появились здесь в 1840-х годах, это было последнее внесённое дополнение в интерьеры. Паркет кабинетов — с самым затейливым и сложным рисунком среди дворцовых залов, он выполнен в технике маркетри из древесины ценных пород: амаранта, палисандра, эбенового дерева, ореха, сандала, чинары.

В Китайских кабинетах имеются печи замысловатой формы из полихромных изразцов. Печь Западного Китайского кабинета украшена четырьмя фигурами людей в восточных нарядах.

В комнатах, в соответствии с изысканной стилизацией, подобрано мебельное и художественное убранство. Часть мебели — подлинно китайские предметы, лаковые миниатюры, подаренные Екатерине II (стол, расписанный красным лаком и палисандровые кресла с инкрустацией перламутром в Западном кабинете); другие — работы европейских мастеров в китайском духе.

В Восточном кабинете представлены работы английских мебельщиков XVIII века с отделкой лаковой живописью: письменный стол и стулья, напольные часы; в Западном — уникальное бюро-цилиндр французской работы 1770-х годов. В то время в Европе, особенно во Франции, было хорошо налажено изготовление предметов мебели в стиле «шинуазри», простимулированное высоким интересом аристократии к дальневосточной экзотике и редкостью оригинальных изделий. Оставаясь конструктивно европейской, эта мебель за счёт росписей и декоративных деталей удачно имитировала китайскую.

Над богатыми по колористике интерьерами под началом Валлен-Деламота работали многие видные художники: Антонио Перезинотти, братья Алексей и Иван Бельские, А. Трофимов, И. Скородумов, «мастер лаковых дел» Фёдор Власов.Современная экспозиция музея включает в себя также коллекцию фарфоровых изделий XVII—XIX веков, выполненных китайскими и японскими мастерами: посуду, вазы, подсвечники, статуэтки; кантонскую эмаль, лаковые расписные шкатулки и кабинеты.

В годы Великой Отечественной войны Западный Китайский кабинет был почти полностью уничтожен: как и в соседнем Картинном зале обрушились межэтажные перекрытия, крыша и северная стена, смотревшая на Большой каскад (стена между Западным Китайским кабинетом и Картинном залом чудом сохранилась). Стены и часть перекрытий Восточного Китайского кабинета уцелели, но его отделка также почти вся погибла.

Декоративное оформление Западного Китайского кабинета воссоздано в 1971—1972 годах. Плафоны, двери, панели и декоративные панно Китайских кабинетов были воссозданы в технике лаковой живописи на основе серьёзных научных исследований бригадой художников под руководством Л. Любимова в составе Н. Бычкова, Ф. Васильева, Б. Лебедева и В. Андреева. Эта работа в 1971 году была удостоена Золотой медали Академии художеств СССР.

Картинный зал

Просторный двусветный зал, находящийся в обрамлении Китайских кабинетов, занимает центральное место в планировке дворцовых помещений; через него проходит композиционная ось не только самого дворца, но и Нижнего парка и Верхнего сада. Из больших окон-дверей нижнего яруса, выходящих на обе стороны, видна перспектива Морского канала, прорезающего Нижний парк и уходящего к Финскому заливу, и бассейны фонтанов Верхнего сада (окна-двери ведут на балконы, единственные во дворце).

Картинный зал — одно из старейших помещений Петергофского дворца, он создан ещё при строительстве «Нагорных палат» Петра I. В первоначальном варианте здания зал был самым крупным парадным помещением. Объёмы и пропорции зала за все последующие перестройки не изменялись; он даже сохранил элементы изначальной отделки по замыслу императора, который воплощали Ж.-Б. Леблон и Н. Микетти.

К ним относятся лепной карниз, роспись падуг и плафон работы Бартоломео Тарсия на тему «История иероглифики», созданный в 1726 году. Сложное многофигурное полотно (более тридцати персонажей) прославляет героя (Петра I); над ним развевается штандарт с двуглавым орлом, вокруг него — античные боги Фемида, Афина, Церера, Меркурий; аллегории Вечности в виде крылатой женщины с кольцом, Истины, поражающей Невежество, Порока, убегающего от Света.

Выполненная в монохромной манере темперная роспись на падугах, композиционно слитная с их формой, продолжает тематику плафона. Изображены атрибуты и эмблемы воинской славы, крупномасштабные фигуры символизируют время, истину, славу, могущество, патриотизм и морские победы. В окружённые знамёнами угловые медальоны вписаны профили Нептуна, Марса, Аполлона и Беллоны. На продольных падугах присутствуют также аллегории четырёх стихий.

Известно, что при Петре I интерьер украшали гобелены французской работы и 16 картин итальянских живописцев, за что зал именовался Итальянским салоном. В дальнейшем декор зала неоднократно переделывался. В 50-е годы XVIII века интерьер был изменён по проекту Растрелли: в зале появился паркет, заменивший мраморную плитку, зеркала в барочных рамах, а также изысканные десюдепорты. Их выразительная скульптурная композиция из женского бюста в окружении птиц с распростёртыми крыльями многократно повторяется в различных вариациях в дальнейших дворцовых покоях.

В 1764 году зал обрёл свой нынешний вид, когда по проекту Ж. Б. Валлен-Деламота была закончена шпалерная развеска картин, принадлежащих кисти П. Ротари. Приехавший в Россию в 1756 году граф Пьетро Ротари пользовался репутацией мастера идеализированного портрета, был назначен придворным художником и пользовался благосклонностью императрицы Елизаветы Петровны.

Он оставил след в русской живописи: у него учились Ф. С. Рокотов и И. С. Аргунов. В 1762 году Ротари умер; Екатерина II распорядилась приобрести у вдовы итальянского художника все его полотна, оставшиеся в мастерской. Часть их Ротари привёз с собою из Германии и Италии, но большинство были созданы в России. Большой знаток костюма, Ротари любил рисовать идеализированные портреты молодых девушек или мужчин в национальных одеждах (польских, русских, турецких, венгерских, татарских и т. п.).

Большинство работ художника, попавших в Петергоф, — как раз такие портреты. Ротари был плодовитым и модным художником: в Китайском дворце Ораниенбаума есть кабинет Ротари, в Архангельском, подмосковном имении Юсуповых, — салон Ротари; его работы представлены в коллекциях российских и зарубежных музеев. Но самое крупное собрание работ художника представлено в Картинном зале: 368 полотен занимают почти всю площадь стен.

Шпалерная развеска часто применялась для украшения интерьеров; в Петергофе таким же образом отделан павильон «Эрмитаж», в Большом Екатерининском дворце тоже есть Картинный зал, где реализован тот же принцип размещения живописных работ. Однако не было случая, чтобы шпалеры были составлены из работ только одного художника; в этом плане интерьер не имеет аналогов. Зал, во времена Елизаветы Петровны недолго называвшийся Старым, стали именовать Кабинетом мод и граций или Галереей Ротари; со временем за ним закрепилось современное название.

В музейной экспозиции зала в качестве иллюстрации представлены некоторые предметы мебели, напоминающие о прежнем использовании зала. Складные ломберные столики XVIII века указывают на то, что здесь нередко устраивались карточные игры. В зале установлено фортепиано, изготовленное в Москве в 1794 году (мастер Иоганн Штюмпф); в XIX веке здесь проводились музыкальные вечера для узкого круга приближённых ко двору.

В годы Великой Отечественной войны центральная часть дворца, где находится Картинный зал, была взорвана, кроме крыши и межэтажных перекрытий обрушилась и северная стена, смотревшая на Морской канал и Финский залив. От всего зала остались лишь три стены.

Восстановлен зал одним из первых — в 1964 году. Его плафон и падуга воссозданы художниками бригады Я. Казакова.

http://vasily-sergeev.livejournal.com/7282686.html

https://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Interior_of_the_Grand_Peterhof_Palace

http://sutravel.ru/besides/bolshoi-dvoriets-pietierghofa

http://lifeglobe.net/blogs/details?id=400

Продолжение следует...

Серия сообщений "Дворцы":

Серия сообщений "Интерьеры":

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • О платках. Синий платочек

    Наверное нет ничего более женственного, чем шаль, уютно накинутая на плечи, или легкий платочек, изящно обвивающий тонкую шейку. Для нас, русских,…

  • Как учили и учились в старину на Руси.

    Автор - Буала. Это цитата этого сообщения Как учили и учились в старину на Руси. Соблазн "заглянуть" в прошлое и собственными…

  • В Старой Ладоге. ч. 3.

    Автор - izogradinka. Это цитата этого сообщения В Старой Ладоге. ч. 3. История Старой Ладоги насчитывает более 1260 лет. Сейчас это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments