Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

Архитектурно наследие Петербурга:дом барона Кельха

Автор - Майя_Пешкова. Это цитата этого сообщения
Архитектурно наследие Петербурга:дом барона Кельха

Наследнице сибирских миллионов построил дом её супруг, барон. И блеском интерьеров эталонныx был Петербург державный ослеплён. Там готика соседствует с модерном, а классицизм оправлен в рококо. И белой ночью в сумраке неверном в реальность проникают сны легко. История владельцев позабыта – ни встреч, ни расставаний нет следов,но особняк блистает знаменитый, не замечая грузный xод веков.
 Лика Янич


В сложившейся за XVIII-XIX века на ближайших к левому берегу Невы застройке улиц выделяются (особняки) фасады, радующие глаз изысканной отделкой. Стремление архитектора выразить тот или иной ушедший и ставший историческим стиль, часто имеющий локальные признаки - флорентийского возрождения или французского рококо - оживило и обогатило облик Петербурга. На смену наскучившим уже ордерным однообразием классицизму и ампиру приходят историзм и романтизм в архитектуре. Свобода, сложность и разнообразие архитектурных форм сочетается со стилистической точностью воспроизводимых исторических стилей. 

Особняк Кельха является ярким представителем этого романтического направления в архитектуре.

Особняк А.Ф. Кельха, располагающийся на ул. Чайковского (бывш. Сергиевской) дом 28, находится в той части городского центра, где сконцентрировано много зданий ,построенных для аристократических и деловых кругов петербургской элиты. 

Дом  , принадлежавшем в середине XVIII века дочери купца Ивана Бротера, занимавшего пост бургомистра.В XVIII веке купец Иван Бротер выкупает для своей любимой дочери участок на улице Чайковского, но ничего не строит... На протяжении целого столетия эта земля переходит из рук в руки: когда в 1858 году его приобрёл греческий консул Кондоянаки, там располагался непримечательный двухэтажный дом. За год архитектор А. К. Кольман превратил его в особняк, выполненный в лучших традициях барокко.

Выходящий на улицу фасад здания выдержан в стиле французского возрождения. Облицовка выполнена из натурально камня - в цоколе розоватого, а в верхних этажах желтого песчаника. Первый этаж оформлен рустом, второй - пилястрами ионического ордера между окон арочного типа. Второй этаж выделятся центральным эркером который симметрично дополняли боковые правый и левый эркеры. Правый эркер был разрушен во время Второй мировой войны и не был впоследствии восстановлен. Богато украшенный декором центральный эркер имеет развернутые боковые грани

Фронтон над эркером развитой сложной формы образует композиционное единство с аттиком, по обеим сторонам которого выстроена балюстрада, и который в свою очередь увенчан своеобразным портиком со скульптурой в нише. Высокая шатровая пирамидальная кровля с мелким чешуйчатым рисунком завершает композицию лицевого фасада

Участок неоднократно менял хозяев. В 1790-х годах он был разделён, до того составлял единое домовладение между Сергиевской (Чайковского) и Захарьевской улицами. До середины XIX века здесь сохранялся двухэтажный дом с каменным первым этажом и деревянным вторым.

. Трехэтажные дворовые фасады выполнены уже в стиле неоготики. Служебный флигель замыкает перспективу внутреннего двора. В нем находится готический павильон, украшенный скульптурой. Строительство нового здания велось также при участии архитектора К.К. Шмидта, и было полностью закончено в 1903 году. Особняк А.Ф. Кельха является выдающимся памятником архитектуры поздней эклектики.


 

А теперь – к Кельхам.
Папа Сашеньки Кельха занимался народным образованием. И баронский титул получил не просто так, по рождению, а исключительно благодаря приложенным усилиям. Кавалер множества орденов – и Владимира, и Анны, и с бантами, и с подвязками – в расцвете карьеры был пожалован баронским титулом и званием «Почетный гражданин Санкт-Петербурга». Так что Александр Кельх был дворянином не так уж и давно – только во втором поколении.

Три брата получили прекрасное образование . Николай (старший) и Александр стали промышленниками, Владимир – художником. А образование они получали в Московском университете, действительными студентами коего и являлись. Вот это-то и наложило заметный отпечаток на семейную жизнь Николая и Александра. Студенчество, в смысле.

Отползем ненадолго в Сибирь. А именно – в Иркутск. Там жила семья богатейших золотопромышленников Базановых. После смерти главы семейства, Ивана Базанова , а позже и зятя его, камергера двора – Петра Сиверса, все состояние, включавшее в себя не только золотые прииски, но и Ленско-Витимское парходство, досталось Юлии Базановой и дочери ее Варваре.

Юлия Базанова – «мать студенчества», дама, славившаяся своей благотворительной деятельностью. Рано овдовев, она занималась постройкой больниц, бибилиотек, курировала учебные заведения в Иркутске, а также следила за судьбой сибирских студентов в Москве. За свою жизнь она, владелица огромного состояния, потратила на благотворительность около 2000000 рублей. Вы только вдумайтесь – более 2 миллионов – это сопоставимо с госбюджетом!

Дочка Варенька пошла по маминым стопам. И, отправившись как-то раз по делам в Московский университет, встретила Николая Кельха. Ну, дело молодое, страстная любовь, почти моментальная свадьба.Все слишком прекрасное быстро кончается – через два года Николай умирает. Причем о том, что стало причиной такой скоропостижной кончины, не знает никто до сих пор.

Сразу после смерти Николая, Варваре делает предложение его младший брат – Александр. И она соглашается. А Александр становится управляющим огромного состояния своей жены.Кстати, говорят, что Варвара Кельх (Базанова) была прелестным созданием. Но при этом никакой не кисейной барышней, а, наоборот, подобием всем известного типажа – Вассы Железновой. 

Значит, так – замуж за Николая в 1892 году. Овдовела в 1894. И сразу же выскочила замуж второй раз.

И решила – жить молодая семья будет в самом оригинальном доме в Петербурге. Для этих целей у греческого консула – Ивана Кондоянаки - они покупают в 1896 году дом на Сергиевской улице (двухэтажный особняк в стиле необарокко) и начинают его реконструкцию.Для этих целей нанимают двух архитекторов – Владимира Чагина и Василия Шене и дают им карт-бланш, в том числе и финансовый. Если учесть, что оба архитектора были просто неприлично молоды – до тридцати, то порезвились они всласть. Внутренние интерьеры особняка поражают не только богатством отделки, но и, самое главное, неожиданностью интерьеров. Не только эклектичностью, тем более, что каждое помещение производит очень целостное в стилевом плане ощущение, а вот именно неожиданностью.

Все материалы, которые использовались для работ, были только высшего качества – Александр Фердинандович на счета не смотрел – он их подписывал. И, надо заметить, результат получился поражающий. 

 За два года архитекторами был построен лицевой корпус. Для этого особняк Кондоянаки был снесён, а на его фундаменте построили новое здание в стиле французского ренессанса. Работа Шене и Чагина не удовлетворила Варвару Петровну Кельх.

По её желанию дальнейшие работы на участке вёл уже другой архитектор - К. К. Шмидт. Им к 1903 году были построены дворовой корпус, конюшни. Дворовому флигелю зодчий придал строго готические черты. Конюшни же выполнены в стиле модерн, что может означать привлечение к работам другого архитектора.

Чрезвычайно богато был оформлен не только фасад дома, но и его интерьеры. Семья Кельх была клиентом фирмы Фаберже, заказывала пасхальные яйца, столовые приборы, драгоценные украшения. Именно в их Жёлтой гостиной выставлялись знаменитые пасхальные яйца, изготовленные фирмой Фаберже.

К 1905 году Варвара Петровна и Александр Фёдорович Кельх развелись. Особняк пришлось заложить, а затем и продать. Варвара Петровна навсегда уехала в Париж, Александр Фёдорович пытался начать новую жизнь. После 1917 года его бывшая жена высылала ему деньги. От такой помощи, несмотря на второй брак, он не отказывался. По всей видимости это сказалось на судьбе Александра Фёдоровича Кельха. В 1930 году он был арестован, сослан в лагеря, далее его судьба неизвестна.


17 марта 1919 года в особняке открылась Школа экранного искусства - первое в мире кинематографическое учебное заведение. Здесь обучали актёрскому мастерству, режиссуре. С 1922 года учебное заведение получило статус института. В 1924 году одним из выпускников института стал Сергей Дмитриевич Васильев - создатель популярного советского фильма "Чапаев". Учащиеся называли особняк Кельха "Ледяным домом". В здании не работало отопление, из-за чего приходилось пользоваться каминами.

В 1936 году в Ленинграде появился Дзержинский район. Его основное руководящее учреждение (ВКП(б) КПСС) расположилось в особняке Кельха. Здесь утверждались руководители большинства предприятий, принимали новых членов партии.

В 1941 году часть здания с левым эркером разрушила фугасная бомба. Восстанавливали здание в 1944-1945 годах, эркер однако не воссоздали. Утрачеными также оказались и интерьеры, находившиеся в левой части особняка.


В декабре 1991 года здание передали двум организациям - петербургскому центру в поддержку ЮНЕСКО и Оргкомитету по подготовке банковского конгресса 1992 года. В последствии эти две организации спорили между собой за владение особняком. До 1998 года особняк Кельха пустовал. В 1998 году здание передали юридическому факультету Петербургского университета в безвозмездное пользование. С тех пор здание получило имя Дома юриста.

В цокольном этаже работает ресторан. Он был открыт для привлечения средств, необходимых для реставрации особняка Кельха. Но впоследствии руководство ресторана не нашло общего языка с юридическим факультетом университета и заведение стало работать самостоятельно.

Парадная лестница и Вестибюль.

Потолок парадной лестницы оформлен живописными арабесками и гипсовой лепниной в ренессансном стиле. По изящной мраморной лестнице с грифонами посетитель попадает в роскошный вестибюль, украшенный скульптурами - копиями работ Кановы - «Пробуждение» и «Венера Италийская». Обратив взор вверх он увидит световой фонарь выполненный в виде витража в той же ренессансной манере. Переход из вестибюля в парадные залы выполнен в в виде ренессансной аркады с арабесками.

В 2010 году дом Кельха был закрыт на реставрацию. В 2011 году было принято решение о его передаче Министерству Юстиции.

Столовая.

Реминисценция в готическом стиле. Стеновые панели, мебель, обрамление проемов и потолок выполнены из орехового дерева. Готические альковы стен, большой камин декорированы тончайшей работы резьбой с характерными для этого стиля скульптурами. Узкие окна украшают витражи с цветным стеклом, проходя через которые свет наполняет помещение сказочной атмосферой. Можно представить какое чудесное впечатление оказывало это помещение на посетителей, когда в его стенах начинал звучать орган, скрытый за антресолями.

 А лесенка ведет наверх, где раньше стоял органчик.

Из готической столовой – в дубовую курительную. И опять – резьба на потолке кА-а-а-ак прыгнет! Там и серп, и лопата, и грабли. И еще что-то очень похожее на вантуз. В курительной, конечно, тоже камин, как без него – скопированный по заказу. Увидел Александр Фердинандыч где-то в Италии в замке такой камин – и заказал, потому что – понравился. А ему и сделали. 

Да,  эта тетка на витраже – это Варенька и есть.

Белый зал.

Дизайн интерьера этого роскошного зала выдержан в стиле барокко. Пилястры, обрамления дверей, и вся нижняя часть стены выполнены из мрамора. Стеновые панели декорированы лепниной из гипса в виде композиций, характерных для французского барокко.
Особую неповторимость интерьеру придает великолепный камин светло-серого итальянского мрамора, выполненный по эскизу Марии Львовны Диллон (1858–1932) в 1899 г. в итальянских камнерезных мастерских. Мария Диллон - первая женщина в России, окончившая Академию художеств по классу скульптуры. Наибольшую известность и славу ей принес памятник В. Ф. Комиссаржевской (находящийся в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры), созданный в 1915 году и признанный одним из самых заметных явлений в художественной жизни России того периода. Камин Белого зала – более раннее произведение М. Л. Диллон, но не менее интересное. Сложный многофигурный барельеф камина «Пробуждение весны» - воплощает нежные чувства и счастливые моменты любви... Свидетельство выдающегося таланта скульптора-женщины.

рабочий кабинет Александра Фердинандовича. Там все строго. Хозяин дома очень любил карельскую березу, поэтому карельская береза на потолке, соседствует на стенах с персиковыми шелковыми обоями, из нее сделаны книжный шкаф и обрамление камина. 

В соседней комнате – алькове – комнате для отдыха – обои темно-зеленые и даже сохранились те, которые натягивали изначально. Потолок красного дерева с золочеными бронзовыми вставками, камин (кстати, правило – подоконники в комнате ровно из того же камня, что и камин. Желательно, из одного монолита). Шкафы для книг тоже из красного дерева.

Ирина Ивановна делает легкое движение рукой – и шкаф открывает не только дверцы, но и задверные пространства. Тайники, которых во дворце Кельха немеряно. И вот за этими вторыми дверями – не только сейфы, не только полости для хранения крупных вещей, но и потайной ход. И вообще говорят, что сейчас-то его замуровали, а раньше он вел к 2-й линии метро.
Кстати, за тем книжным шкафчиком, который в кабинете – тоже кое-что есть!

Особняк вообще напичкан тайниками - в спальне тоже хитрый шкафчик. Зайдя в него, можно по винтовой лестнице подняться на второй этаж, по другой спуститься опять на первый, повернуть нужную деталь декора – и вот она, бронированная комната – огромная, около тридцати метров, стены метровой толщины, сейфовые замки (скажу сразу, нас туда не водили, потому что там сейчас живет архив юрфака, которому принадлежит здание, просто рассказали), но я верю.

А хранили Кельхи там что? Правильно, золото-брульянты. Одно колье Варвары Петровны стоило 35000 рублей. И брульянт в нем был тридцатикаратный, для тех, кто понимает. И еще там хранилось то, что вызывало зависть у всего великосветского Петербурга. Пасхальные яйца Фаберже. Несмотря на то, что Карл ваял свои подарочки только для членов царской семьи, были, были исключения. Это были герцогиня Мальборо, Ротшильд, Феликс Юсупов и Альфред Нобель. И Варвара Кельх, для которой ювелир сделал аж семь яиц. Почему государь допустил такой конфуз неизвестно, но вспомнив о суммах, потраченных Базановыми на благотворительность, мы уже не так терзаемся этим вопросом.

На минутку заглянуть на женскую половину – восхититься кованой решеткой в верхней части двери и резьбой потолка – и на второй этаж.
 

 

 




http://www.panoramio.com/photo/75032907 http://walkspb.ru/zd/chaikovskogo28.html Адрес: Чайковского ул., 28
Годы постройки: 1896-1903
Архитекторы: Шене В. И., Чагин В. И., Шмидт К. К.
Ближайшие станции метро: Чернышевская

Серия сообщений "Дворцы":

Серия сообщений "Интерьеры":

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments