Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

Выносите ваш приговор! Он не имеет значения! История меня оправдает!

Автор - Лулу_Прада. Это цитата этого сообщения
"Выносите ваш приговор! Он не имеет значения! История меня оправдает!"


F00011 (650x460, 22Kb)

Сегодня, в 7.00 по местному времени (15.00 московскому) прах кубинского лидера будет погребен на кладбище святой Ифигении в Сантьяго-де-Куба. Этот город был выбран в качестве финальной точки не случайно – там Кастро учился, позднее там же была совершена первая неудачная попытка революции. Наконец, именно с балкона местной ратуши 1 января 1959 года лидер объявил о победе революционных сил.
Некрополь, входящий в реестр памятников острова, известен как место погребения выдающихся деятелей кубинской истории - здесь покоится главный национальный герой островного государства Хосе Марти (1853-1895 гг.), поэт, писатель, мыслитель и лидер борьбы против испанского владычества. Как сообщили местные СМИ, место погребения Фиделя Кастро будет расположено всего в нескольких метрах от мавзолея "Апостола независимости Кубы", как называют Марти на острове. Объявлено желание Фиделя - "никакие объекты, улицы, парки не называть его именем, не создавать памятников, монументов в его честь, похоронить на кладбище недалеко от могилы Хосе Марти".
!!!00014-1 (630x360, 60Kb)

* * * * *

Трудно поверить, но «борец за счастье кубинского народа» родился в одной из богатейших семей острова Анхеля Кастро.
От первой жены, Марии Луисе Арготе Рейсе, дочери фермера, у него было пятеро детей. Мария ушла от мужа, потому что ей надоел крестьянский быт. Вторая жена, крестьянка Лина Рус Гонсалес, родила ему еще семерых.
Фидель был третьим ребенком от этого брака. Он родился 13 августа 1926 года. К этому времени его отец уже был хозяином сахарного завода «Миранда» и считался одним из самых богатых землевладельцев на Кубе. Он был мэром поселка Биран в провинции Орьенте.
Сам Фидель с ранних лет, похоже, ни о чем не мечтал — у него все было. Как вспоминали его односельчане, он целыми днями плавал в ближайшей реке или ездил верхом. Фидель был лучшим наездником среди сверстников в округе. Первую лошадь по кличке Эль Карето отец подарил сыну, когда тому исполнилось 8 лет.
F00045 (240x350, 50Kb)В десять лет его отправили учиться в католический колледж «Ля Саль» в Сантьяго-де-Куба. Фидель был одним из лучших учеников в школе, благодаря своей отличной памяти. Уже в юности Фидель проявил себя как пассионарный и целеустремлённый человек. Он отличался и обостренным чувством справедливости. Первую забастовку "за нормальные условия работы" он организовал в 13 лет на собственном сахарном заводе своего отца...
Вообще юноша с азартом брался за всё новое. На каникулах, когда братья возвращались домой, часами не слезал с любимой лошади или купался в речке. Во время занятий спортом проявлялось его упорство, он часами, до полного изнеможения или наступления ночи, мог отрабатывать движения, броски. Стал отличным пловцом и ныряльщиком, в будущем Фидель станет мастером подводной охоты.
В 1942 году Фидель перешел в колледж «Белен» в Гаване. Это было привилегированное учебное заведение для детей из состоятельных семей, которое многие сравнивали с британским Итоном.
В тусовке «золотой молодежи» Фидель очень скоро стал своим парнем. Он не числился среди отличников, был, как написано в его характеристике, «дерзок и резок», но выделялся успехами в спорте. Благодаря этому завоевал симпатии многих девушек колледжа.

В «Белене» он прославился еще и тем, что получил первую премию за ораторское искусство. Фиделю нравилось выступать на публике. Это и определило его решение стать адвокатом.

После «Белена» он легко поступил на юридический факультет Гаванского университета. Учился прилично, поэтому мало кто ожидал, что на четвертом курсе он вдруг бросит учебу и запишется в отряд «добровольцев», который должен был помочь соседям-доминиканцам свергнуть режим тамошнего диктатора Трухильо.
Фидель же после короткой военной подготовки в лагере провинции Орьенте был назначен лейтенантом и вместе с отрядом переведен на пустынный песчаный остров Кайо Конфитес дожидаться сигнала о начале операции.

На острове отряд провел несколько месяцев. Закончились продовольствие и медикаменты, люди от отчаяния пытались вернуться на Кубу на плотах. В конце концов в США, где и разрабатывались планы по свержению Трухильо, решили отменить операцию, а кубинскому военно-морскому флоту был отдан приказ арестовать всех участников экспедиции и доставить их в Гавану. Около 2 тысяч изможденных голодом «добровольцев» были погружены на три корабля, которые под усиленным конвоем направились в Гавану. Когда до берега было уже рукой подать, Фиделю удалось незаметно прыгнуть в воду и под покровом ночи добраться до земли вплавь. Он был непревзойденным пловцом и оказался единственным из всех "добровольцев", кто избежал ареста и позорного суда.
F00035 (350x245, 14Kb)
Своей смелостью Фидель без труда влюблял в себя девушек. Вот и первая красавица Гаваны Мирта оценила подвиги Фиделя.
12 октября 1948 года, несмотря на сопротивление родителей невесты, состоялась их свадьба. Дон Анхель (отец Фиделя) оплатил им грандиозное торжество в лучшем ресторане Гаваны и медовый месяц в Соединенных Штатах.
А через пять месяцев на свет появился сын, которого назвали Фиделито, — единственный законнорожденный ребенок Фиделя Кастро.

Фидель без проблем вернулся в Гаванский университет и продолжил учебу и 13 октября 1950 года Фиделю Алехандро Кастро Рус было присвоено звание доктора юридических наук.
Но занятия политикой не обеспечивали никакого дохода, а у Фиделя уже была на руках семья. Поэтому он вместе с двумя другими адвокатами, Хорхе Аспиасо Нунес де Вильявисенсио и Рафаэлем Росенде Вигоа , создал небольшую адвокатскую контору. Фидель и Аспиасо были однокурсниками по юридическому факультету, и между ними давно сложились дружеские отношения, а Росенде был с другого курса. Все трое принадлежали к тем выпускникам, которые вступают в жизнь самостоятельно, без помощи состоятельных родителей.
Заработать Фиделю не всегда удавалось, поскольку он вел дела бедняков, униженных в своих правах бесплатно. Блестящими защитами и честность быстро приобрел известность в народе.

В феврале 1952 года Фидель решился на чрезвычайно опасное дело: вскрыть с неопровержимыми фактами в руках связь между правительством, погрязшим в махинациях, и преступно-уголовным миром гангстеров. Ему удалось собрать уникальный материал. Разоблачительные сведения публиковались, как правило, в очень популярной и широко читаемой гаванской газете «Алерта» и передавались по радио «Голос Антильских островов».
Эти материалы серьезно подрывали позиции правительства, разоблачали его грязные махинации в глазах самых широких масс трудящихся и одновременно содействовали росту политической известности Фиделя Кастро. Фидель дал исторический анализ появления на Кубе гангстеризма как социального явления, проследил за социальным составом людей, втягиваемых в эту деятельность, подверг разбору причины, по которым политические деятели стали активно использовать это явление в своих интересах. А затем дал потрясающей силы материал, указав, что президент страны лично в конвертах вручает руководителям преступного мира плюс предоставил им в общей сложности 2000 постов в различных звеньях государственного аппарата, где гангстеры только получают зарплату, не являясь никогда на работу. Фидель поименно назвал лиц, которые являются в министерства и ведомства для получения выделенных на ту или иную банду чеков.

По свидетельству очевидцев, этот отчаянный шаг Фиделя Кастро заставил всех остолбенеть от ужаса. Отмечают, что в то время «никто не дал бы и сухой мухи за жизнь Фиделя»; полагали, что он будет убит в самое ближайшее время, потому что никто никогда не отваживался сказать вслух даже тысячной доли того, что публично разоблачал Фидель. До сих пор кое-кто мучается в поисках ответа на вопрос, почему Фидель остался жив. Но наилучшей защитой Фиделю и на этот раз стала полная поддержка общественного мнения, не имеющая границ личная смелость Фиделя и его постановка вопроса в широкой политической плоскости. Фидель почувствовал, что общество, страна устали от политического террора, что в рядах самих гангстеров появились признаки брожения и недовольства той грязной ролью, которую им отводят политиканы, и нанес точно рассчитанный, сокрушительный удар.
F00048 (500x385, 14Kb)

А тем временем, в президенты "метил" генерал Батиста, глухой ночью 10 марта 1952 года Фульхенсио Батиста вместе с группой заговорщиков появился в главном военном городке Гаваны «Колумбия». Там его уже ждала большая группа офицеров, которые все подготовили для захвата этого военного лагеря и других опорных пунктов столицы.
В 2.40 утра, как и было задумано, совершился военный переворот. Он произошел без особых осложнений. Пока Куба мирно спала, Фульхенсио Батиста под покровом ночной темноты силой ворвался на политическую арену страны. Наутро, как только стало известно об этом событии, по всей стране прокатилась волна протестов.
Уже в половине восьмого утра 10 марта руководители Федерации университетских студентов прибыли в президентский дворец и сообщили уже низложенному президенту, что они просят дать студентам оружие, чтобы выступить против военных заговорщиков. Делегация ушла, получив обещание президента Прио Сокаррас направить оружие как можно раньше в университет.
В университете собралось несколько сот человек из числа рабочих и студентов, готовых немедленно и с оружием в руках выступить против переворота. Фидель находился там же, среди тех, кто пришел первым, и с нетерпением ожидал обещанного оружия, которое так и не прибыло. Президент Прио Сокаррас после длительных колебаний решил покинуть дворец и просить политического убежища в мексиканском посольстве.
В день переворота руководство партии поручило Кастро как юристу составить обвинение против путчистов. Кастро передал в газеты и в Верховный суд страны текст обвинения диктатора и его сообщников в нарушении 7 статей конституции. Батисте грозило тюремное заключение сроком минимум на 100 лет. Но «кровавый диктатор», о мстительности которого ходили легенды, просто отмахнулся от этих обвинений.
При Батисте Гавана превратилась в «латиноамериканский Лас-Вегас». Контроль за туристическим и игровым бизнесом оказался в руках боссов американской мафии. При Батисте пышным цветом расцвела проституция, причём мафиози практиковали похищение и принуждение молодых кубинок к работе в секс-индустрии.
В Гаване на пике второго периода правления Батисты работало 8500 публичных домов, при этом условия жизни вовлечённых в этот бизнес женщин были ужасающими.
Американские нувориши «оттягивались» на кубинских пляжах, в то время как простым кубинцам было запрещено купаться в море – пляжи являлись частной собственностью американских и местных богачей. По сути, Куба медленно, но верно превращалась не только в политический и экономический, но и «туристическо–бордельный» придаток Соединенных Штатов.

70 процентов экономики Кубы контролировалось американцами (в том числе 90% горнодобывающей промышленности, 90% электрических и телефонных компаний, 80% коммунальных предприятий, 80% потребления горючего, 40% производства сахара-сырца и 50% всех посевов сахара).

Богатейшие землевладельцы-латифундисты, составлявшие 0,5 процента населения Кубы, владели 36,1 процента земли, в то время как 70 процентам фермерских хозяйств Кубы принадлежало всего 12 процентов земли. 200 тысяч крестьянских семей вообще не имели земли и вынуждены были трудиться в качестве наёмных рабочих у латифундистов.
Пока ограниченное число приближённых к Батисте процветало, большинство кубинцев жило в нищете, не имея ни доступного здравоохранения, ни образования. Безработица в стране на излёте правления Батисты достигала 40 процентов.
Самому диктатору, в 1954 году вновь ставшему президентом после безальтернативных выборов, мафия вручала оригинальные подарки вроде позолоченного телефона или золотого ночного горшка.

F00053 (720x570, 132Kb)
Гостиница"Гаванна- Ривьера построена в 1950-м исключительно для американцев.

До государственного переворота на Кубе 10 марта 1952 года и узурпации власти Батистой, располагавшим поддержкой хорошо вооруженной армии на фоне безоружного и лишенного политического руководства народа, Фидель Кастро — к тому времени член Партии кубинского народа (ортодоксов) — был нацелен на легальные, парламентские средства борьбы. Однако после переворота стала очевидной бесполезность диалога Партии кубинского народа с узурпаторами и неспособность руководства самой партии повести за собой народ. Тогда Фидель Кастро, порвав с этой недееспособной политической силой, приступает к организации боевых отрядов революционно настроенной молодежи, оформившихся в «маленькую армию», дисциплинированную и преданную идеям и делу борьбы.
Бросив вызов аксиоме «революцию можно делать с армией или без армии, но никогда против армии», группа Фиделя выдвинула лозунг вооруженного народного восстания на Кубе. Однако проблема состояла как раз в отсутствии оружия и материальных средств на его приобретение, ведь в любом восстании самое главное — участие вооруженного народа. Следовательно, оружие надо было отнять у противника. И места, говорил Фидель, «где лежат тщательно сохраняемые и тщательно смазанные тысячи винтовок», — казармы врага! Так созрел план взятия одного из главных военных оплотов батистовской тирании — казарм Монкада. При этом, как подчеркивал Фидель, целью монкадистов был не захват власти, а вооружение народа — необходимо было «запустить маленький мотор, который поможет привести в движение большой».

К тому времени организация имела четкую структуру: был создан Гражданский комитет во главе с Фиделем Кастро (первым руководителем) и Абелем Сантамарией, а для оперативных целей — Военный комитет. Причем в единой военно-политической организации одни и те же лица совмещали политические и военные обязанности — по этой причине решения выполнялись оперативно.
Постепенно сложилось и военное ядро руководства сопротивления. В него вошли брат Фиделя – Рауль, служащий местного отделения «Дженерал моторс» Хесус Монтана, служащий фирмы «Понтиак» Абель Сантамария (он же должен был занять место Кастро в случае его гибели), Педро Мирет, Хосе Луис Тасенде и Ренато Гитарт Росель. Студент инженерного факультета, и любитель оружия Педро Мирет возглавил стрелковую подготовку отряда. Большое внимание уделяли конспирации, группа была разделена на десятки, члены которой знали только своего командира. Всем присвоили псевдонимы. В результате дело удалось сохранить в тайне. Работа в отряде шла по двум направлениям: 1) повышение политической подготовки членов и 2) наработка навыков обращения со стрелковым оружием (тир сделали в подвале университета).

Очень серьезные трудности встали перед Фиделем в деле изыскания финансовых средств для приобретения оружия и боеприпасов. Позже в своей знаменитой речи «История меня оправдает» Фидель сам рассказал о том, как решил он эту задачу.
«Мы собрали свои средства лишь благодаря беспримерным лишениям. Например, юноша Элпидио Coca продал свою должность и однажды явился ко мне с 300 песо, как он сказал, «для нашего дела». Фернандо Ченард продал аппаратуру из своей фотостудии, в которой он зарабатывал себе на жизнь. Педро Марреро отдал на подготовку восстания свое жалованье в течение многих месяцев, и пришлось строго ему приказать, чтобы он не продал также свою мебель. Оскар Алькальде продал свою лабораторию фармацевтических товаров. Хесус Монтане отдал деньги, которые он копил более пяти лет. Так поступили многие другие, отказываясь от того немногого, что имели». В общей сложности, по словам Фиделя, было собрано 20 тыс. песо, сумма ничтожная для такого рода мероприятия. Ее хватило с грехом пополам для покупки оружия для 165 бойцов, которые были отобраны для участия в штурме одного из крупных военных объектов Кубы, но, как выяснилось потом, общее число подготовленных бойцов составляло около 2 000 человек. Чтобы не быть засвеченными при покупке оружия, закупали охотничьи ружья, малокалиберные винтовки, продажа которых была полностью свободной в магазинах. Это оружие не надо было регистрировать. Через одного из участников движения, который был солдатом и служил в военном городке «Колумбия», раздобыли около сотни комплектов солдатского и сержантского обмундирования. Это было несложным делом, так как солдаты частенько продавали обмундирование крестьянам (они использовали крепкую одежду в сельскохозяйственных работах). Другие комплекты были изготовлены женщинами из типовой армейской ткани.
F00056 (620x450, 61Kb)
Товарищество. Второй слева (в очках) Абель Сантамария, который в случае смерти Фиделя должен его "заменить" (это ему вынули глаза в батистовской тюрьме)

Итак, повстанцы решили штурмовать Монкада в Сантьяго-де-Куба. (казармы были названы в честь знаменитого кубинского героя, участника национально-освободительного движения против испанских колонизаторов Гильермо Монкада).
Выступление наметили на 26 июля - на третий день карнавала, в эти дни в городе проходили традиционные карнавалы, что давало возможность приехать в город значительному числу незнакомых людей, не вызывая вопросов. К тому же падала боеспособность военных, многие офицеры уходили в увольнительные.
К вечеру 25 июля все участники операции собрались на ферме – всего 134 человека. Несколько человек в последний момент заколебались и их оставили на ферме. Группа бойцов - Хуан Альмейда, Хесус Монтана, Ренато Гитарта и Хосе Суарес, должны были снять часовых у ворот и впустить автоколонну внутрь комплекса. Командиры штурмовой группы надеялись захватить гарнизон врасплох и арестовать сонных солдат без лишнего кровопролития. Для поддержания хода основной операции было выделено два вспомогательных отряда. Первый под началом Абеля Сантамарии численностью 24 человека, должен был занять здание госпиталя. Здание находилось позади казарм и позволяло контролировать тыл противника, к тому же группа должна была обеспечить приём раненых, в её составе был врач. Второй, под командованием Рауля Кастро, в составе 10 человек должен был взять здание Дворца правосудия, которое примыкало к одному из боков казармы. Здание было высоким и из него можно было обстреливать огневые точки противника, расположенные на крыше казармы.

Около 5 часов утра 26 июля колонна из 26 машин выехала из фермы. До цели было примерно 15 минут езды. В самом начале операции произошла накладка, которая сказалась на исходе штурма решающим образом. Пеший патруль, осуществлявший внешний обход, не обратил внимания на колонну автомобилей, но заметил неладное у ворот, где снимали часовых. Раздались первые выстрелы. Когда нейтрализовали патруль, внутри казармы уже успели поднять тревогу. Сражение пришлось принять в самых невыгодных условиях: эффект неожиданности отсутствовал, при численном превосходстве противника и бой шёл вне здания казармы. Бой шел около двух часов. Это было связано с тем, что офицеры гарнизона долгое время были в растерянности, не понимая, что происходит. Первоначально гарнизон только отстреливался, только затем перешел в контратаку и стал охватывать повстанцев с флангов.

F00052 (550x321, 27Kb)
Казармы Монкада после штурма

Поняв, что штурм провалился, Фидель отдал сигнал к отступлению. Группа Рауля Кастро вела бой до тех пор, пока не увидела отступление основных сил. Отход основных сил прикрывал отряд лучших стрелков под началом во главе с Педро Миретом. Большинство смогло вернуться на ферму на автомобилях, на которых они выехали на операцию. На ферме собралось несколько десятков человек, остальные, кто не погиб, рассеялись. Настроение у них было подавленное. Все мечты рухнули. Однако Фидель не собирался сдаваться. Его отличительной чертой была вера в победу. Он предложил продолжить борьбу. Его поддержало 18 человек. Они ушли в горный кряж Гран-Пьедра и почти все сохранили жизни. Те, кто остался, попал под маховик террора и был зверски убит.
После кровопролитного боя с большими потерями казармы превратились в «фабрику пыток и смерти». «Там убивали не в течение одной минуты, часа или целого дня — убийства длились неделю: избиения, пытки, сбрасывание с крыш и выстрелы не прекращались ни на секунду. Происходило массовое истребление людей руками прекрасно вымуштрованных профессиональных убийц», — рассказывает Фидель Кастро.
(зверства к группе Фиделя не подлежат описанию, достаточно сказать об Абеле Сантамарии, ему вынули глаза, позже первая глазная клиника Кубы была названа в честь Абеля Сантамарии).
Позднее был составлен поименный список погибших и казненных батистовцами, он насчитывает более 80 имен. Из раненых революционеров выжили только пятеро. В стане противника потери составили 19 человек.
29 июля был арестован Рауль, его задержали вдалеке от Сантьяго, поэтому он не был убит военными.
1 августа военный патруль задержал группу Фиделя. Повстанцам повезло, их задержал лейтенант Педро Саррия, который отличался справедливым характером. Он не позволил солдатам, а затем другим военным по дороге убить мятежников на месте. Саррия отвез повстанцев в гражданскую тюрьму, а не в Монкаду, где бы их убили. Факт передачи Фиделя органам юстиции был официально зарегистрирован. 2 августа всех арестованных перевели в провинциальную тюрьму г. Бониато.
Так Педро Саррия, стал еще одним ангелом–хранителем Фиделя.
По одной из версий, что ходила в американских СМИ, за Кастро перед Батистой лично «замолвил» словечко архиепископ Кубы Артеага, который был знаком с отцом братьев, доном Анхелем Кастро. Еще одна, более правдоподобная, версия заключается в том, что казненные без суда и следствия в период зачисток повстанцы стремительно обретали на Кубе ореол мучеников. И Батиста, все еще грезивший о том, что он добьется популярности в народе, решил прекратить расправы над участниками штурма Монкады, отдав оставшихся в руки суда.

Нации в критические моменты рождают людей, в которых они воплощаются:
национальные личности.
Xосе Марти


F0003 (700x456, 57Kb)

Кастро был изолирован от всего: от общения с родными и товарищами, от новостей и книг, ему не давали письменных принадлежностей, чтобы записывать свои мысли, которые он мог бы огласить на суде. Но у Фиделя была феноменальная память. Он заучивал наизусть фрагменты будущего выступления, выстраивая их в четкое логическое повествование. Свою легендарную речь «История меня оправдает» Фидель Кастро сохранил в памяти и произнес на суде, а потом спустя несколько месяцев сумел восстановить ее практически без помарок уже в письменной форме на более чем ста страницах!
F00012 (700x366, 45Kb)
Фидель в Муниципальной тюрьме Сантьяго на допросе у полковника Чивиано (по прозвищу Шакал)

Кастро, отказавшись от адвокатов ,взял на себя свою защиту. Обвинение, разрешившее Фиделю защищаться самому, потирало руки, думая, что ему будет сложно противостоять обвинению. Но процесс показал, что если кто и выиграл в этом случае, так это Фидель. Он выстроил свою защиту в наступательном стиле, делая упор на невиновность повстанцев, аргументируя все их действия стремлением восстановить конституционный строй, попранный Батистой. Обвинение не знало, что замыслил Фидель и какова будет логика его действий на суде. Если бы у него был адвокат, их разговор можно было бы подслушать. А так обвинителям приходилось только догадываться, что «выкинет» на процессе непредсказуемый Кастро. Самой большой ошибкой обвинения было то, что Фидель получил возможность вести свой монолог в суде как «подзащитный и адвокат в одном лице», и, будучи подсудимым, он имел все привилегии, которые имел на суде адвокат. Мало того что он мог протестовать, обращаясь к судье «Ваша честь!», допрашивать свидетелей и приглашать своих, он имел право надеть традиционную мантию адвоката и занимать место не в клетке для подсудимых, а в адвокатской ложе!

Фульхенсио Батиста, узнав о промашке судей, пришел в ярость. Он приказал сократить число журналистов на процессе, ограничив его проверенными людьми, чтобы не создавать рекламу Фиделю Кастро. Тон газетных статей должен был быть нейтральным, тексты лаконичными, речи Фиделя не должны были цитироваться вообще. Кроме того, процесс над Фиделем Кастро из здания суда перенесли в здание того самого госпиталя, где 26 июля укрывались от расправы с помощью больных бойцы отряда Абеля Сантамария, в крохотное помещение, где работали медсестры. К тому моменту Фидель уже знал о приговорах, которые были скоропалительно вынесены его товарищам, практически лишенным квалифицированной защиты. Рауль Кастро и трое оставшихся в живых руководителей ячеек получили по 13 лет тюремного заключения, 20 бойцов по 10 лет, трое были приговорены к трем годам. Айде Сантамария и Мельба Эрнандес, которые проходили по делу как «медсестры», получили по шесть месяцев тюремного заключения.

F00030 (680x430, 63Kb)
F00036 (680x430, 70Kb)

Теперь группу Фиделя отправляли на остров Пинос (он был позднее назван островом Молодежи, на карте читается Juventud)
Карта01 (700x290, 49Kb)

Вот эта знаменитая тюрьма «Пресидио Модело» (Presidio Modelo), что значит «идеальная или образцовая тюрьма». В ней четыре круговые галереи по пять уровней в каждой, она рассчитана на 6 000 заключенных.
!Возвращение из тюрьмы с  Пинос. (700x466, 45Kb)
!Возвращение из тюрьмы (700x468, 96Kb)
!Возвращение - тюрьма Пинос. (700x525, 74Kb)

Тюрьма построена в 1926 году по американскому проекту. На закладке ее присутствовал диктатор Кубы Мачадо. В ней была такая организация осужденных, что даже места приема пищи менялись, и соседи за столом каждый раз были новые. Наблюдение за осужденными велось вооруженными людьми с вышки, размещаемой в центре здания. Вход на нее был подземный и далее по винтовой лестнице на площадку кругового наблюдения. Таким образом, контакта осужденных с охраной не могло быть. Рассказывали, что из такой тюрьмы никому не удалось сбежать.
Фидель Кастро находился в камере № 385.

Но, читая письма Фиделя, понимаю, что находилась группа в других условиях . Тут они были "политическими" - и было важно для правительства не распространить "идеи революции", а плотно ограничить революционеров от других осужденных - опасно было держать "источник заражения революцией" на 10-15 лет! в общих корпусах, а значит - отделить от влияния на остальных осужденных.
Таким образом, оценив все "за" и "против" для них выделили специальный флигель госпиталя, тем более среди них были раненые (конечно, на каждого была отдельная камера).
Но "отделить" от всего мира не удалось - они уже получили известность, в странах Америки процесс монкадистов продолжал обсуждаться во всех газетах. Особенно правительство донимали иностранные газетчики, но вынуждены были периодически разрешать интервью, передачи как книг, так и продуктов.
Что совершенно меня потрясло! - Фидель Кастро сумел организовать там школу революционной борьбы имени Абеля Сантамария - Academia Idelogica Abel Santamaria, где проходило обучение его единомышленников теории революции и партизанской тактики, вот как расписан день (привожу отрывок из письма Фиделя):
-- " В 5.30 утра завтрак, с 8.00 до 10.30 – занятия; в 10.45 – второй завтрак; с 2 до 3 часов – занятия, потом до 4 свободное время; в 4.45 – обед; с 7 до 8.15 – занятия политэкономией и чтение общей литературы; с 9.30 до 10 часов вечера я поочередно читаю курс – один день философии, другой день всеобщей истории. Занятия по истории Кубы, грамматике, арифметике, географии и английскому языку ведут другие товарищи. Совсем поздно мне приходится читать политэкономию, а дважды в неделю заниматься с товарищами ораторским искусством, если это можно назвать таким словом. Мой метод состоит в следующем: вместо уроков политэкономии я читаю товарищам в течение получаса описание какой–нибудь битвы, скажем, штурма Угомента пехотой Наполеона Бонапарта, или затрагиваю какую–нибудь идеологическую тему, или читаю обращение Хосе Марти к Испанской республике, или что–то подобное. Немедленно различные товарищи, вызываемые произвольно, или добровольцы должны в течение трех минут выступить по затронутой теме..."
-- "Те, кто научился владеть оружием, теперь учатся овладевать книгами для великих боев, которые нам предстоят в будущем. Дисциплина у нас спартанская, жизнь спартанская, воспитание спартанское – все у нас спартанское. А вера и несокрушимая твердость таковы, что можно также повторить: «Со щитом или на щите!»»
-- «В последние дни я прочитал несколько книг, представляющих интерес: „Ярмарка тщеславия“ Уильяма Теккерея, „Дворянское гнездо“ Ивана Тургенева, „Жизнь Луиса Карлоса Престеса“ Жоржи Амаду, „Тайна советской крепости“ архиепископа Кентерберийского, „Беглецы любви“ Эрика Найта, „Как закалялась сталь“ Николая Островского, „Цитадель“ А. Кронина. Кроме того, я углубленно изучаю „Капитал“ Карла Маркса (пять огромных томов по экономике, исследованной и изложенной с самой строгой научностью)»
Но как такое было возможно? Не напрасно Фидель считался хорошим адвокатом, он внимательно изучил устав тюрьмы и нашел вот что:
- по замыслу создателя «образцовой тюрьмы» для заключенных необходимо было создать такие условия, при которых они перевоспитываясь, приносили бы пользу обществу. Устав тюрьмы предполагал обучение, заключенные могли учиться или обучать других. Разумеется, он все "оформил" верно открывая "Университет", с графиком занятий, количества предметов.


Теперь можете себе представить какое "ядро" революции создавалось и где - в тюрьме - уверенно считали, что через 10-15 лет (им будет всего по 40 лет) и победа революционного «Движения 26 июля» будет с ними...
За два года происходят события: безальтернативные выборы выборы в президенты Батисты,
но между тем Вашингтон был серьезно обеспокоен: Батиста умудрился настроить против себя практически все слои населения, а жесткие меры по отношению к оппозиции, осуществлявшиеся Батистой, сулили превратить весь остров в кипящий котел революции.
Почувствовав недовольство Вашингтона коррупционной политикой Батисты, диктатор захотел заручится поддержкой населения, поэтому делает амнистии политзаключенным, в том числе в мае 1955 года в честь своего безальтернативного президенского переизбрания подписывает амнистию Кастро и другим осужденных участникам атаки на казармы Монкада. Этот широкий жест, однако, настроений на Кубе не поменял - героев встречали с цветами и народными гуляньями.

F00055 (663x510, 72Kb)
Они возвращались победителями.

Уже во время отплытия с острова Пинос было решено создать «Движение 26 июля», которое продолжит борьбу с режимом Батисты. Сначала Рауль, а затем и Фидель Кастро покинули Кубу, т. к. на острове была высока вероятность их убийства или нового политического процесса, под выдуманным предлогом. Революционеры уехали в Мексику. Эта страна считалась в то время одной из самых демократических в Латинской Америке. Она традиционно предоставляла убежище политическим беженцам. Фидель надеялся собрать и подготовить в Мексике ударный отряд для вторжения в Кубу.
F0009 (700x500, 87Kb)
F00031 (700x437, 79Kb)
7 июля 1955 Фидель эмигрирует в Мексику для подготовки нового выступления.
Ну и конечно так: Viva Cuba libre!


продолжение следует...

по материалам книги "Фидель Кастро" Максима Макарычева,
письма Фиделя Кастро,
фотографии из интернет-ресурсов, и др.



Серия сообщений "Карибы":



Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments