Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

95 лет назад в Москве состоялось открытие «Брюсовского института»

Автор - Томаовсянка. Это цитата этого сообщения
95 лет назад в Москве состоялось открытие «Брюсовского института»

Высший литературно-художественный институт (ВЛХИ) был открыт в Москве 16 ноября 1921 как специальное высшее учебное заведение с 3-годичным курсом. Основной задачей института было давать соответственную подготовку писателям: поэтам, беллетристам, драматургам, критикам и переводчикам.


Основателем, идейным руководителем и бессменным ректором ВЛХИ до конца своей жизни был Валерий Брюсов, по имени которого институт в 1924, в связи с юбилеем поэта, и был назван: «ВЛХИ имени Брюсова».


Брюсов был одним из самых знаменитых поэтов своего времени. Прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк, - он был одним из основоположников русского символизма. Октябрьскую революцию Брюсов воспринял как коренной переворот в истории человечества. Он активно сотрудничал с советской властью в области культурного просвещения. 


Именно Брюсову принадлежит идея создания специального учебного заведения в помощь молодым начинающим писателям. Ещё в 1902  в заметке «Школа и поэзия» Брюсов обратил внимание на то, что в России есть школы и академии художеств, консерватории, но нет соответствующих «школ для писателей». Он не только выдвинул саму идею создания не просто «школы», а «Академии поэзии», но и первым воплотил её в жизнь.


Профессора в ВЛХИ подобрались почти все с дореволюционным, «буржуазным» стажем, что ничуть не смущало ни организатора института, ни его куратора – наркома просвещения А. Луначарского. Преподавали: М. Цявловский, В. Переверзев, Н. Пиксанов, П. Коган, Г. Рачинский, Л. Гроссман-Рощин, В. Фриче.


ПОЭТУ

   

Ты должен быть гордым, как знамя;

Ты должен быть острым, как меч;

Как Данту, подземное пламя

Должно тебе щеки обжечь.

Всего будь холодный свидетель,

На все устремляя свой взор.

Да будет твоя добродетель -

Готовность войти на костер.

Быть может, всё в жизни лишь средство

Для ярко-певучих стихов,

И ты с беспечального детства

Ищи сочетания слов.

В минуты любовных объятий

К бесстрастью себя приневоль,

И в час беспощадных распятий

Прославь исступленную боль.

В снах утра и в бездне вечерней

Лови, что шепнет тебе Рок,

И помни: от века из терний

Поэта заветный венок!


18 декабря 1907


Октябрьскую революцию 1917 года Валерий Брюсов встретил как праздник освобождения от оков самодержавия. В 1920 году поэт вступил в партию большевиков, возглавил президиум Всероссийского союза поэтов. Брюсовым был организован Высший литературно-художественный институт, где Валерий Яковлевич стал первым ректором. 

В советское время в Московском университете читал курсы лекций по античной и новейшей русской литературе, по теории стиха и латинскому языку, по истории математики, вел семинары по истории Древнего Востока и др. М. Горький назвал Брюсова «самым культурным писателем на Руси».




ЗЕМЛЕ

Я - ваш, я ваш родич, священные гады!

Ив. Коневской

  Как отчий дом, как старый горец горы,  Люблю я землю: тень ее лесов,  И моря ропоты, и звезд узоры,  И странные строенья облаков. 


К зеленым далям с детства взор приучен,

С единственной луной сжилась мечта,

Давно для слуха грохот грома звучен,

И глаз усталый нежит темнота.

В безвестном мире, на иной планете,

Под сенью скал, под лаской алых лун,

С тоской любовной вспомню светы эти

И ровный ропот океанских струн.

Среди живых цветов, существ крылатых

Я затоскую о своей земле,

О счастье рук, в объятьи тесном сжатых, Под старым дубом, в серебристой мгле.

В Эдеме вечном, где конец исканьям,

Где нам блаженство ставит свой предел,

Мечтой перенесусь к земным страданьям,

К восторгу и томленью смертных тел.

Я брат зверью, и ящерам, и рыбам,

Мне внятен рост весной встающих трав.

Молюсь земле, к ее священным глыбам

Устами неистомными припав!


25 августа 1912


В декабре 1923 общественность отмечала пятидесятилетний юбилей  Брюсова. От народного комиссариата по просвещению поэта поздравил Луначарский. От имени правительства Смидович зачитал и поднёс поэту почётную грамоту ВЦИК РСФСР. Брюсову было присвоено звание народного поэта Армении.  По настоянию своей жены Иоанны Матвеевны, летом 1924 Брюсов взял двухмесячный отпуск. Беспрерывный, в течение ряда лет, титанический труд ослабил и без того не слишком крепкий от природы организм поэта. Вместе с восьмилетним племянником Колей Брюсовым они поехали отдыхать в Крым. Остановились в Алупке, памятной первыми, совместно проведёнными здесь счастливыми днями юности. На склоне зелёной горы высился знакомый большой дом графа Воронцова - главная достопримечательность этих мест, построенный в стиле английского замка с широкой парадной лестницей, обращённой к морю, по обеим сторонам которой лежали большие мраморные львы. К дому примыкал чудесный парк с водоёмами, хаотическим награждением каменных пород и уединёнными тропинками между экзотическими деревьями и кустарниками. Брюсов чувствует себя здесь лучше, чем в Москве.  В Москву возвращались порознь. Иоанна Матвеевна с Колей уехали сразу, а  Брюсов заехал в Коктебель к Волошину. Стояла пора сбора винограда.





В доме Максимилиана Александровича собрались гости: писатели, поэты, музыканты, давние друзья хозяина. Отмечали его день рождения. Устроили шутливый карнавал с переодеваниями, с живыми картинами. Брюсов прочёл специально написанное по этому поводу стихотворение «Максимилиану Волошину», наполовину серьёзное, наполовину ироническое.  Ясные солнечные дни пролетали незаметно. Гости Волошина вели себя непринуждённо. Андрей Белый играл с молодёжью в мяч. Устраивали поэтические конкурсы. Однажды отправились в горы. Группу возглавлял Волошин в неизменном до колен хитопе. По временам он оборачивался к идущим следом и обращал внимание на какую ни будь особенность в местности. В горах их застала гроза. Полил сильный дождь. Брюсов накинул на плечи женщине свой пиджак. Вскоре все вымокли до нитки. По возвращении в дом Брюсов почувствовал себя плохо: у него был жар, усилился кашель. Кто-то чудом раздобыл аспирин. Валерий Брюсов с трудом написал письмо в Москву Иоанне Матвеевне.


СУХИЕ ЛИСТЬЯ

  Сухие листья, сухие листья,  Сухие листья, сухие листья,  Под тусклым ветром, кружат, шуршат,


Сухие листья, сухие листья,

Под тусклым ветром сухие листья,

Кружась, что шепчут, что говорят? Трепещут сучья под тусклым ветром;

Сухие листья, под тусклым ветром,

Что говорят нам, нам шепчут что?

Трепещут листья, под тусклым ветром,

Лепечут листья, под тусклым ветром,

Но слов не понял никто, никто!

Меж черных сучьев синеет небо,

Так странно нежно синеет небо,

Так странно нежно прозрачна даль.

Меж голых сучьев прозрачно небо,

Над черным прахом синеет небо,

Как будто небу земли не жаль.

Сухие листья шуршат о смерти,

Кружась под ветром, шуршат о смерти:

Они блестели, им время тлеть.

Прозрачно небо. Шуршат о смерти

Сухие листья,- чтоб после смерти

В цветах весенних опять блестеть!


1913, Опалиха


  В Москве, не вполне выздоровев, Брюсов ушёл в повседневные дела и обязанности. В ВЛХИ предстоял первый выпуск студентов, и Брюсов-ректор придавал этому событию большое значение. Он инспектировал работу преподавателей, советовался с ними. В октябре он опять слёг. Врачи поставили диагноз: крупозное и ползучее воспаление лёгких, осложненное плевритом.  Когда температуру удавалось сбить, Валерий Яковлевич просил Иоанну Матвеевну, не отходившую от него, читать ему вслух Платона, последние журналы. Лёжа он пытался писать рецензию на книгу Безыменского. Но болезнь прогрессировала, и силы оставляли поэта. Восьмого октября Брюсов взял жену за руку и с трудом сказал ей несколько утешительных слов. После мучительной паузы медленно произнёс: «Мои стихи…» - потерял сознание. Иоанна Матвеевна поняла:  «сбереги». В десять часов утра Валерий Яковлевич Брюсов умер.  Свыше полувека тому, как Брюсов писал:


«Если бы мне иметь сто жизней, они не насытили бы всей жажды познания, которая сжигает меня».


Но и сделанного Брюсовым хватило бы на несколько жизней.


Со смертью Брюсова (1924) институт лишился своей главной опоры и в 1925 был переведен из Москвы в Ленинград. Там его объединили с филфаком Ленинградского университета, в недрах которого он и прекратил своё существование. ВЛХИ был закрыт, но он стал предшественником Литературного института имени М.Горького, который создавался уже с учетом опыта этого института.


Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments