Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Category:

О пяти дамах, которые украсили русскую культуру не только стихами и прозой

Автор - Liudmila5591. Это цитата этого сообщения
О пяти дамах, которые украсили русскую культуру не только стихами и прозой



Белла Ахмадулина


Даже если вас вообще не трогает поэзия, стихи Ахмадулиной всю жизнь звучат рядом. Романс “А напоследок я скажу” или закадровый монолог Немоляевой из “Служебного романа”: "О, мой застенчивый герой, ты ловко избежал позора…”



Сама она, маленькая, с вибрирующим голоском и рассеянным взглядом была прелестным символом Оттепели.



Даже секс-символом, если уж честно: в ней эффектно слились татарская, русская и итальянская кровь. Мужчинам Белла нравилась и без стихов, хотя поэтесса она замечательная. С другим героем эпохи, Евгением Евтушенко, она состояла в недолгом браке. Потом были еще три.




Мирра Лохвицкая


Она была дико модной поэтессой конца 19-го века. И еще в отрочестве взяла себе ароматный псевдоним Мирра вместо банального имени Мария. В салонах Москвы и Петербурга ее ждали, как сейчас Веру Полозкову. Стихи Лохвицкой сдержанно похвалил сам Лев Толстой.





Но кроме того, была прехорошенькой, что, конечно, способствовало салонным успехам. Между тем Лохвицкая совсем не любила тусовки и прессу: почти все время отдавала семье, с любимым мужем-инженером родила пятерых сыновей. К тому же и здоровье было неважным, что заметно по “лихорадочности” ее стихов.





В 1905 году она угасла, и Лохвицкую очень быстро забыли.


Если б счастье мое было вольным орлом,
Если б гордо он в небе парил голубом,-
Натянула б я лук свой певучей стрелой,
И живой или мертвый, а был бы он мой!

Если б счастье мое было чудным цветком,
Если б рос тот цветок на утесе крутом,-
Я достала б его, не боясь ничего,
Сорвала б и упилась дыханьем его!

Если б счастье мое было редким кольцом
И зарыто в реке под сыпучим песком,-
Я б русалкой за ним опустилась на дно,
На руке у меня заблистало б оно!

Если б счастье мое было в сердце твоем,-
День и ночь я бы жгла его тайным огнем,
Чтобы, мне без раздела навек отдано,
Только мной трепетало и билось оно!

*****
Я люблю тебя, как море любит солнечный восход,
Как нарцисс, к волне склоненный,- блеск и холод сонных вод.
Я люблю тебя, как звезды любят месяц золотой,
Как поэт - свое созданье, вознесенное мечтой.
Я люблю тебя, как пламя - однодневки-мотыльки,
От любви изнемогая, изнывая от тоски.
Я люблю тебя, как любит звонкий ветер камыши,
Я люблю тебя всей волей, всеми струнами души.
Я люблю тебя, как любят неразгаданные сны:
Больше солнца, больше счастья, больше жизни и весны.




Анна Ахматова


Божественный случай: сочетание красоты и великого дара. Ее греческий нос и тонкий силуэт спешили наперегонки запечатлеть Петров-Водкин, Альтман, Серебрякова, Анненков и Модильяни.



Сохраняла величие до старости, пережив гибель близких, две ссылки сына, травлю в газетах. И сходя в гроб, успела благословить юного Бродского.








Зинаида Гиппиус


Надменная, остроумная, злоязычная – такой была Гиппиус для питерской богемы столетней давности. Сама хороший поэт и прозаик, она раздавала оценки другим литераторам, ее слушали и боялись. Была своего рода антиподом Ахматовой, тем более, что состояли девушки в разных поэтических группировках. И в отличие от Анны Андреевны, для которой литература всегда была важней семьи, Гиппиус всю жизнь оставалась самозабвенно преданной своему мужу Мережковскому, тоже поэту и писателю.




Были у этой четы и сомнительные мистические затеи вроде поисков новой веры, а вот страсть Зинаиды к мужским костюмам, облегавшим изящную фигуру, многим современникам-мужчинам как раз пришлась по душе.


Единый раз вскипает пеной
И рассыпается волна.
Не может сердце жить изменой,
Измены нет: любовь - одна.

Мы негодуем, иль играем,
Иль лжём - но в сердце тишина.
Мы никогда не изменяем:
Душа одна - любовь одна.

Однообразно и пустынно
Однообразием сильна
Проходит жизнь... И в жизни длинной
Любовь одна, всегда одна.

Лишь в неизменном - бесконечность,
Лишь в постоянном глубина.
И дальше путь, и ближе вечность,
И всё ясней: любовь одна.

Любви мы платим нашей кровью,
Но верная душа - верна,
И любим мы одной любовью...
Любовь одна, как смерть одна.




Зинаида Волконская




Мне говорят: «Она поет —
И радость тихо в душу льется,
Раздумье томное найдет,
В мечтанье сладком сердце бьется;
И то, что мило на земле,
Когда поет она – милее,
И пламенней огонь любви,
И все прекрасное святее!»

Эти стихи И. И. Козлова посвящены удивительной женщине – княгине Зинаиде Александровне Волконской.
<…> Она меня восхитила, – продолжает Козлов. – Она поет чудесно: голос, молода, душа, и она пела для меня… Сердце радовалось.


Строго говоря, она была светской львицей. Когда в ее знаменитый салон на Тверской явился Пушкин, княгиня порадовала поэта, исполнив песню на его стих “Погасло дневное светило”: голос у Волконской был обворожительный. Да и сама была красавица, ею увлекался сам император Александр Первый. Не говоря о толпе других мужчин. Волконская написала несколько романов на французском, причем про жизнь древних славян, и сейчас бы их окрестили “фэнтези”. В 1829 году навсегда уехала в свою любимую Италию и поселилась в римском палаццо Поли, прямо за фонтаном де Треви. Но как же без салона? И для светской жизни она купила огромную виллу близ Рима, куда к ней заглядывали Гоголь, Стендаль и Вальтер Скотт. А в московском “салоне” княгини Волконской хотя бы раз в жизни оказывался каждый: теперь в этом здании Елисеевский магазин.

Как поэтесса и как прозаик Зинаида Волконская внесла довольно скромный вклад в русскую литературу. Ее повести «Лаура» и «Сказание об Ольге» не привлекли особого внимания критики. Стихи и по сей день редко находят место в антологиях русской поэзии по причине малого поэтического голоса. Вот, к примеру, стихотворение Волконской «Моей звезде» (1831):

Звезда моя! свет предреченных дней,
Твой путь и мой судьба сочетавает.
Твой луч светя звучит в душе моей;
В тебе она заветное читает.
И жар ее, твой отблеск верный здесь,
Гори! гори! не выгорит он весь!

И молнии и тучи невредимо
Текут, скользя по свету твоему;
А ты все та ж... чиста, неугасима,
Сочувствуешь ты сердцу моему!
Так в брачный день встречаются два взора,
Так в пении ответствуют два хора.

Звезда души без суетных наград
Преданности, участий сердобольных,
Волнений, слез, младенческих отрад,
Звезда надежд, звезда порывов вольных,
Забот души, сроднившихся со мной,
Звезда моей мелодии живой!

Звезда моя! молю мольбой завета!
Когда в очах померкнувших любя,
Зовущий луч уж не найдет ответа,
Молю, чтоб ты, прияв мой жар в себя,
Светя на тех, кого я здесь любила,
Хранящий взор собою заменила!





http://www.allure.ru/blogger_zone/126786_5_glavnyk...its_russkoy_literatury#article

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments