Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Categories:

Странник...

Автор - babeta-liza. Это цитата этого сообщения
Странник...

 

В конце XVII столетия по дорогам Японии долгие годы странствовал человек уже не первой молодости и некрепкого здоровья, по виду похожий на нищего. Не раз, вероятно, слуги какого-нибудь знатного феодала сгоняли его с дороги, но ни один именитый князь того времени не удостоился той посмертной славы, которая выпала на долю этому неприметному путнику - великому японскому поэту Басё.                           (В. Маркова)
 
Ёдзаэмон Мацуо
1644 - 12.10.1694
Псевдоним: Басё 
Период: Эдо
(псевдоним; другой псевдоним — Мунэфуса; настоящее имя — Дзинситиро) (1644, Уэно, провинция Ига, — 12.10.1694, Осака), японский поэт, теоретик стиха. Родился в семье самурая. С 1664 в Киото изучал поэзию. Был на государственной службе с 1672 в Эдо (ныне Токио), затем учителем поэзии. Получил известность как поэт комического рэнга. М. — создатель жанра и эстетики хокку.В 80-е годы М., руководствуясь философией буддийской секты Дзэн, в основу своего творчества положил принцип «озарения»
Он родился в 1644 году, в призамковом городе Уэна, столице провинции Ига, в семье самурая низкого ранга. Его настоящее имя - Дзинситиро Гиндзаэмон. После нескольких лет службы у молодого князя Ёситада, чей отец управлял замком Уэно, он отправился в императорскую столицу Киото, где попал под влияние выдающегося поэта хайкай Китамура КигинаУже в юности молодой самурай проявил такое мастерство, что, когда ему было 22 года, некоторые его стихотворения, как и стихотворения Сэнгина, были включены в антологию, изданную поэтом Огино Ансэй. Тогда же Дзинситиро принял литературное имя Мунэфуса. Одновременно под руководством крупного специалиста Ито Танъана он изучал китайских классиков. В это время молодой поэт-самурай ещё раз изменил своё имя и стал называться Тосэй - "Зелёный персик", в честь китайского поэта, которым он восхищался (Ли Бо - "Белая Слива").
Последующие пять лет Тосэй провёл в Киото, усиленно учась и сочиняя стихи. В 1672 году сёгун вызвал Кигина в Эдо, сопровождал его молодой ученик Тосэй. Чтобы как-то помочь ему свести концы с концами, его назначили ответственным за строительство сооружений по водоснабжению в Сэкигути, находящемся в округа Коисикава в Эдо. Но даже занимаясь этой официальной деятельностью, Тосэй продолжал изучать классиков и слагать стихи. Вскоре он отказался от должности и взял на себя невыгодную и не приносящую доходов роль учителя хайкай. Число его учеников, многие из которых потом прославились, постоянно росло. С каждой публикацией год от года росла и его слава. Один из его друзей и учеников, Сугияма Сампу, богатый поставщик рыбы для ставки сёгуна, представил в распоряжение Тосэя свою хижину, расположенную на левом берегу реки Сумида в округе Фукагава. Здесь в саду Тосэй посадил банановое дерево (басё) и ученики стали называть его жилище "Басё-ан" ("Обитель банановых листьев").После этого поэт принял имя Басё, под которым он более всего и известен
Считается, что Басё был стройным человеком небольшого роста, с тонкими изящными чертами лица, густыми бровями и выступающим носом. Как это принято у буддистов, он брил голову. Здоровье у него было слабое и он всю жизнь страдал расстройством желудка. По его письмам можно предположить, что он был человеком спокойным, умеренным, необычайно заботливым, щедрым и верным по отношению к родным и друзьям. Хотя всю жизнь он страдал от нищеты, он почти не уделял внимания этому, будучи истинным философом и буддистом. Зимой 1682 года сёгунская столица Эдо в очередной раз стала жертвой крупного пожара. К несчастью, этот пожар погубил "Обитель бананового листа" и сам Басё чуть не погиб. После короткого пребывания в провинции Каи, он возвращается в Эдо, где с помощью учеников, строит в сентябре 1683 года новую хижину и сажает банановое дерево. Но это лишь символ. Отныне и до конца своей жизни Басё - странствующий поэт.
В августе 1684 года, в сопровождении своего ученика Тири, в сорокалетнем возрасте Басё отправляется в своё первое путешествие.. Интересно посмотреть, что представляло собой его дорожное одеяние: большая плетёная шляпа (которые обычно носили священники) и светло-коричневый хлопчатобумажный плащ, на шее висела сума, а в руке посох и четки со ста восемью бусинами. В сумке лежали две-три китайские и японские антологии, флейта и крохотный деревянный гонг. Одним словом, он был похож на буддийского паломника. После многодневного путешествия по главному тракту Токайдо, Басё и его спутник прибыли в провинцию Исэ, где поклонились легендарному храмовому комплексу Исэ дайдзингу, посвященному синтоиской богине Солнца Аматэрасу Омиками. В сентябре они оказались на родине Басё, в Уэдо, где поэт повидал брата и узнал о смерти родителей. Затем Тири вернулся домой, а Басё после странствий по провинциям Ямато, Мини и Овари, опять прибывает в Уэдо, где встречает новый год, и снова путешествует по провинциям Ямато, Ямасиро, Оми, Овари и Каи и в апреле возвращается в свою обитель. Путешествие Басё служило и распространению его стиля, ибо везде поэты и аристократы приглашали его к себе в гости. Хрупкое здоровье Басё заставило поволноваться его поклонников и учеников, и они облегчённо вздохнули, когда он вернулся домой.
До конца своей жизни Басё путешествовал, черпая силы в красотах природы. Его путешествия и его гений дали новый расцвет ещё одному прозаическому жанру, столь популярному в Японии - жанру путевых дневников, зародившемуся ещё в X веке. Лучшим дневником Басё считается "Окуно хосомити" ("По тропинкам севера"). В нём описывается самое продолжительное путешествие Басё вместе с его учеником Сора, начавшееся в марте 1689 г. и продолжавшееся сто шестьдесят дней. В 1691 году он снова отправился в Киото, тремя годами позже опять посетил родной край, а затем пришел в Осаку. Это путешествие оказалось для него последним. 
 8-го октября  1694г , болеющий уже неделю, призвал к постели Дзёсо, Кёрая и Донсю и продиктовал Донсю следующее стихотворение:
 
В пути я занемог
И всё бежит, кружит мой сон
По выжженным полям
 
"Это стихотворение не последнее, - сказал поэт, - но возможно, что оно и последнее. Во всяком случае, это стихотворение вызвано моей болезнью. Но думать об этом сейчас, когда я стою перед великой проблемой жизни и смерти, пусть даже я всё жизнь посвятил этому искусству, было бы заблуждением". 11-го числа  высказав всё, что ему хотелось,продиктовав завещание, он сложил руки и, шёпотом прочитав что-то, напоминающее отрывок из сутры Каннон, вскоре после четырёх часов дня, в возрасте пятидесяти одного года, издал последний вздох.
 Путешествуя , он сочинял стихотворения соответственно времени году...Я собрала его осенние хокку и представляю их вам...
 
                          
Странник! — это слово 
Станет именем моим. 
Долгий дождь осенний
На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер.
 
Бабочкой никогда
Он уж не станет… Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру  
 
«Осень уже пришла!» — 
Шепнул мне на ухо ветер, 
Подкравшись к подушке моей. 
 
      
 
Чтоб холодный вихрь
Ароматом напоить, опять раскрылись
Поздней осенью цветы. 
 
Посадили деревья в саду.
Тихо, тихо, чтоб их ободрить,
Шепчет осенний дождь  
  Чем же там люди кормятся?
Домик прижался к земле
Под осенними ивами.
Желтый лист плывет.
У какого берега, цикада,
Вдруг проснешься ты?
 
Содрогнись, о холм!
Осенний ветер в поле -
Мой одинокий стон.
 
Повисло на солнце
Облако… Вкось по нему – 
Перелетные птицы.
 
                                                    
 
Красное-красное солнце
В пустынной дали... Но леденит
Безжалостный ветер осенний
 
Слово скажу- 
Леденеют губы. 
Осенний вихрь
 
.В осенних сумерках 
Долго-долго тянутся досуги
скоротечной жизни 
 
Осеннюю мглу 
Разбила и гонит прочь 
Беседа друзей
 
 
.
И осенью хочется жить 
Этой бабочке: пьет торопливо 
С хризантемы росу
 
.
 
Посети меня 
В одиночестве моем! 
Первый лист упал...
 
Опала листва.
Весь мир одноцветен.
Лишь ветер гудит
 
 
   
                                                                                                                                                                                                       
 
 
Отчего я так сильно
Этой осенью старость почуял?
Облака и птицы
 
            Цветы увяли.
Сыплются, падают семена, 
Как будто слезы
 
   Глубокою стариной
Повеяло… Сад возле храма
Засыпан палым листом.
 
Опала листва.
Весь мир одноцветен.
Лишь ветер гудит.
              
 
Посадили деревья в саду.
Тихо, тихо, чтоб их ободрить,
Шепчет осенний дождь
       «Осень уже пришла!» —             
                                 Тогда лишь поймёте мои стихи, 
Когда заночуете в поле.
 
 
Содрогнись, о холм!
Осенний ветер в поле -
Мой одинокий стон.                               
 
Чем же там люди кормятся?
Домик прижался к земле
Под осенними ивами
Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймёте мои стихи, 
Когда заночуете в поле.
 
Ива склонилась и спит.
И, кажется мне, соловей на ветке…
Это ее душа.
 
 
Туман и осенний дождь.
Но пусть невидима Фудзи.
Как радует сердце она.
 
Источник:

Серия сообщений "Япония":

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments