Галина Чванина (kazanocheka) wrote,
Галина Чванина
kazanocheka

Письма на сцене.

Досточтимые письма мужские!
Нет меж вами такого письма,
Где свидетельства мысли сухие
Не выказывали бы ума.
Драгоценные женские письма!
Я ведь тоже упал с облаков.
Присягаю вам ныне и присно:
Ваш я буду во веки веков.
Пастернак

Главная героиня этого поста, Стелла Патрик Кэмпбелл одна из ведущих английских актрис конца XIX — начала XX века, была современницей Уайльда, Киплинга, Шоу.
«Миссис Кэмпбелл была самой обворожительной женщиной, какую я когда-либо встречал. Неутомимой собеседницей, забирающей вас в плен сразу, первым мимолетным взглядом своих романтических глаз, подобных глубоким озерам. В следующие несколько секунд она окончательно покоряла своими наблюдениями, язвительными или доброжелательными, в зависимости от того, чего вы заслуживали. Нет другой актрисы из ныне здравствующих, которая бы пользовалась столь единодушным почитанием за свою красоту и ум, непокорство и достоинства. Никто не мог превзойти ее в ролях Пинеро и Ибсена, Метерлинка и Бернарда Шоу».(Алан Дент)
Но годы берут свое, всеми забытая, семидесятипятилетняя Стелла Патрик Кэмпбелл скончалась 9 апреля 1940 года в пансионе в местечке По (Франция), где ее знали просто как миссис Уэст (по имени второго мужа). И вдруг случилось неожиданное: ее приятельница-англичанка обнаружила под кроватью старую шляпную коробку, в которой хранилось самое ценное, чем владела в последние годы своей жизни актриса, — ее переписка с Бернардом Шоу. Спустя некоторое время вышла в свет книга писем Бернарда Шоу и Стеллы Патрик Кэмпбелл, написанных на протяжении более чем сорока лет.
А немного позже на основе подлинной переписки, не меняя в ней ни строчки, допустив лишь сокращения, американский драматург Джером Килти создал пьесу «Милый лжец», и успех ее на сценах театров многих стран превзошел все ожидания.

image-20160127-26785-eycbo7.jpg929516256500d84ff6f92f.jpg
Бернард Шоу и Стелла Патрик Кэмпбелл


Это пьеса о «волшебстве». Так назвал Шоу в одном из писем к Стелле Патрик Кэмпбелл рождение и развитие истинно прекрасных человеческих взаимоотношений, в частности их собственных.
Многие актрисы выходили на сцену в роли Стеллы Патрик Кэмпбелл француженки и итальянки, русские и англичанки, немки и американки. Те, кто успел посмотреть советское телевидение, помнят блистательное исполнение её роли актрисой Ангелиной Степановой.

Милый лжец-1 часть




Милый лжец-2 часть




Теперь немного о другой героине этого поста, известной советской актрисе Ангелине Степановой. Будучи молодой актрисой театра МХАТ, Ангелина Степанова познакомилась со знаменитым в то время драматургом Николаем Эрдманом. Возникла страсть... но Николай Эрдман, один из авторов сценария «Веселых ребят», был арестован на съемках фильма в Гаграх в 1933 г. Молодые люди переписывались еще долгие годы. Ангелина Иосифовна приезжала к Эрдману в ссылку, в Енисейск в августе 1934 года.
Потом, по прошествии многих лет, они встретились в 1957 году, после смерти Александра Фадеева, мужа А.И.Степановой, с которым она прожила почти двадцать лет. Эрдманн приходил к ней в дом, познакомился с ее сыновьями, но «океаны» времени пролегли между ними. Все уже было в далеком прошлом...Сохранились только письма.
Письма были изданы в 2000 году ( в год смерти актрисы). Есть и пьеса, написанная по письмам Ангелины Степановой и Николая Эрдмана.

st_ed.jpg

из воспоминаний Ангелины Степановой

Шел 1928 год. Я была замужем за Николаем Михайловичем Горчаковым, педагогом и режиссером Художественного театра...К нам часто заходили коллеги-мхатовцы, писатели, художники. Всегда находилось, чем угостить их или просто накормить обедом, ужином. Частыми гостями были в доме Марков, Бабель, неразлучные тогда Олеша и Катаев, художники Дмитриев и Вильямс... Много времени проводил у нас Владимир Захарович Масс: они с мужем работали тогда над инсценировкой мелодрамы «Сестры Жерар». Владимир Захарович и познакомил нас со своим другом и соавтором Николаем Робертовичем Эрдманом...
Чувство, возникшее к Эрдману, было так сильно, что заставило меня разойтись с мужем. Я переехала к своей подруге, актрисе нашего театра Елене Кузьминичне Елиной, Елочке. Ее брат, Николай Кузьмин Елин, уехал в длительную командировку, и мне предложили его комнату. Эрдман часто навещал меня там, приезжал он и в города, где гастролировал МХАТ, или где я отдыхала. Но всегда приезжал под каким-нибудь предлогом, и всегда мы жили в разных номерах гостиницы. Освободившись от супружеской опеки, окруженная вниманием мужчин, имея прозвище «прелестной разводки», я не стремилась к упрочению своих отношений с Эрдманом. Мне нравились и моя независимость, и таинственность моего романа. Жизнь текла не скучно: иногда счастливо, иногда обидно и грустно, но мы любили, дружили и привязались друг к другу...

Я узнала об аресте Н. Р.Эрдмана и В.З.Масса... Вместе с горем пришло ясное осознание значимости Эрдмана в моей жизни, моей большой любви и привязанности к нему. Отчаянию не было границ, но не было границ и моему стремлению помочь ему. В те годы МХАТ курировал, как тогда говорили, «от ЦК партии», Авель Софронович Енукидзе*. Он был в курсе всех мхатовских дел, знал актеров, и великих, и нас, молодых, — одним словом, считался в театре своим человеком. Меня он опекал с отеческой нежностью: я была молода и внешней хрупкостью походила на подростка.

Шли дни, недели — ждали решения судьбы Эрдмана, и наконец стало известно о его высылке в Сибирь. Я решила обратиться к Авелю Софроновичу. Он принял меня в своем рабочем кабинете. Я просила о свидании и разрешении навестить Эрдмана в ссылке. Енукидзе всячески отговаривал меня от поездки в Сибирь, даже пригрозил, что я рискую остаться там, но я была тверда в своем намерении. Тогда он спросил меня, что заставляет меня так неверно и необдуманно поступать? Я ответила: «Любовь».

из писем Николая Эрдмана (находясь в ссылке)

...Открыток все нет и нет. Не могу понять, кто ворует Твои поцелуи. Московские письма приходят сюда на седьмой-восьмой день... Здорова ли Ты, тоненькая? Здорова ли Ты, чудесная?
Нет дня, чтобы не думал о Тебе, радость моя. Каждый раз, когда я слышу колокол на каланче, я отбрасываю четыре удара и стараюсь представить себе, что Ты делаешь в этот час. Хочешь, я напишу Тебе, как мне представляется Твой день, а Ты меня будешь поправлять.

...Лежу в темноте с открытыми глазами и мучительно долго не могу заснуть. Стараюсь думать о работе и думаю о Тебе. У меня нет от Тебя ни одной строчки, но со мной Твой портсигар, и каждый раз, перед тем как вынуть новую папиросу, я читаю надпись над деревом. Я выкуриваю в день пятьдесят папирос. Скоро Новый год. Я не знаю счастья, я не знаю, есть ли у меня право желать счастья Тебе, но если даже тень его сможет промелькнуть по Твоему лицу, когда Ты подумаешь обо мне, она будет для меня самым огромным счастьем в жизни.

...Бездомная моя барышня. Твои грустные открытки начинают приходить в пятнах, с расплывшимися чернилами — все время идет дождь и снег. Сибирь опять превращается в сказку — кисельные берега уже налицо, молочные реки тоже не за горами. Осень здесь прекрасна, в особенности издали — на том берегу. Вблизи, под ногами, хуже. В комнате у меня тепло и тихо. Ложусь я сейчас с курами, встаю с петухами. Работаю и читаю Талейрана. Когда чувствую себя бездарным, утешаюсь твоими успехами. Не тревожь себя, милая, ни пароходами, ни городами. Пожелай мне написать хорошую страницу и спи спокойно. Целую Тебя, красивая.

...Твои редкие открытки стали грустными — не грусти, чудесная, не грусти, длинноногая моя Худыра, не грусти. Целую Тебя. Николай.


Как-то Елена Кузьминична Елина спросила Николая Робертовича: «Почему вы называете Линочку, изящную, грациозную, тоненькую, легкую, некрасивым грубым прозвищем Худыра?» Он ответил: «Елочка, это не грубое, это прекрасное прозвище. Худыра — это так же прекрасно и красиво, как Земфира. Но Земфир много, а Худыра одна, мною рожденная, она моя сокровенная и вмещает в себя все прелести, которые вы перечислили и много-много других, в этом слове таящихся. Аналогичное по смыслу Худыре русское слово «зазноба» тоже может показаться неблагозвучным».


«Мне было очень хорошо с Вами. Я никогда не забуду Ваших утренних появлений со стаканом чая в руках и Ваших таинственных исчезновений ночью, о которых я узнавал только на другой день.
Я никогда не забуду Ваших слез и Ваших улыбок... Милая моя, длинноногая барышня, не грустите над своей жизнью. Мы были почти счастливы. А для таких людей, как мы с Вами, почти счастье — это уже очень большое счастье»


Передача Больше чем любовь. Николай Эрдман и Ангелина Степанова

http://www.memorial.krsk.ru/memuar/Yerdman.htm
http://www.konodyuk.com/view_stany.php?id=682
http://www.e-reading.by/bookreader.php/1011064/Obr..._-_Stella_Patrik_Kempbell.html

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments